Гуманитарий может ли стать программистом: Как из гуманитария стать программистом — отвечают эксперты

Содержание

Прокачиваем гуманитария до программиста: инструкция

Слово «гуманитарий» часто используется как своеобразное ругательство или даже уничижительное название болезни — некое редчайшее поражение мозга, мешающее получить работу, за исключением, конечно, воспетого мемами МакДоналдса.

Почти уверена, что большая часть представителей гуманитарных профессий уже стучит пальцами по клавиатуре, собираясь объяснить мне, например, почему лингвистика наука никак не гуманитарная, или рассказать про количество математики, необходимое для постижения философии (Виттгенштейн, в конце концов!).

Разумеется, все это странное предубеждение. Разумеется, это набор стереотипов, имеющих мало общего с действительностью. Само разделение наук на несколько неравных частей, из которых только две трети почему-то заслуживают уважения — довольно странно. В сущности, ученые, посвятившие себя теоретической математике, библиографии или изучению поведения колонии муравьев, играют в одну и ту же увлекательную, но несправедливо скупо оплачиваемую игру.

У меня нет желания углубляться во все это. Я здесь, чтобы рассказать, как направить себя, к чему быть готовым и какие ресурсы использовать, если вы увлеклись идеей программирования, но не знаете с чего начать и не уверены, сможете ли вы.

Для начала маленький спойлер: сможете.

Страх

Чаще всего, в разговорах со знакомыми о возможности заняться программированием, циркулирует один и тот же навязчивый страх, иррациональный в своей сути, но повторяющийся и заставляющих людей держаться подальше от достаточного увлекательного программирования. Его можно сформулировать так:

«Я не занималась(лся) математикой со времен старшей школы и до сих пор, но не могу сдержать глубокого отвращения при любом упоминании…»

На самом деле, вам нужна далеко не вся математика. Очень пригодится статистика, которая лежит в основе машинного обучения и всего современного анализа данных, а также чуть более сложная линейная алгебра. Но! Программирование настолько громадная и необъятная дисциплина, что программист вполне может обходиться без какой бы то ни было математики.

По своему принципу очень часто программирование напоминает изучение нового иностранного языка: ты просто заучиваешь правила, которым ты должен следовать, чтобы заставить программу делать то, что ты хочешь. (Так что если у вас хорошо с изучением языков, вы уже можете мотать к концу статьи и смотреть на ресурсы для обучения).

Веб-разработка, например, больше напоминает работу с конструктором (причудливой смеси блоков и пластилина), который не требует практически никаких знаний математики. А некоторые, используя WordPress, умудряются работать и хорошо зарабатывать, даже не используя особенного программирования как такового…

Преимущества гуманитарного прошлого

Одно из главных преимуществ гуманитарного бэкграунда — умение проводить научные исследования. Найдя проблему, гуманитарий не остановится на самом первом решении на StackOverflow (сайт, где программисты подсказывают друг другу).

Скорее всего, гуманитарий попытается добраться до сути и собрать материал вокруг — такова научно-исследовательская привычка. Это может занимать чуть больше времени, но позволяет писать более качественный код или лучше понимать альтернативы каждому решению.

Преимущество номер 2 мы уже упоминали: если вам приходилось работать с иностранными языками, то разобраться в синтаксисе и принципе работы компьютерного языка вам будет гораздо легче. Особенно это будет верно в случае лингвистов (на случай благородной ярости: я не приравниваю лингвистов к переводчикам, я просто имею в виду, что лингвисты хорошо разбираются в устройстве языка).

Ну и очевидный факт: если вы владеете английским, вы уже в очень выгодной позиции. Большая часть ресурсов на английском — не только образовательных, но и стипендий, соревнований, летних школ.

И конечно, у вас огромное преимущество, если вы хотите получить какие-то базовые программерские навыки для занятия так называемыми «цифровыми гуманитарными науками», Digital Humanities. Ведь вы уже свободно разбираетесь в предмете исследования. Писать про компьютерный анализ драмы легко, когда вы понимаете как драма устроена, писать про жанр волшебной сказки и автоматическое распознавание сюжетных ходов легче, если вы читали Проппа, и так далее.

С чего начать?

Многие начинают с Python — с одной стороны, это очень простой язык, с другой — невероятно популярный и потому хорошо описанный, снабженный дополнительными библиотеками на все случаи жизни (мы уже описывали, как с помощью Python собирать данные из ВК или сделать корпус из Twitter’а, как обкачивать HTML… а вообще Python может практически все, что вообще умеют компьютеры). Книг и онлайн-курсов для изучения языка — огромное множество. Но здесь работает та же логика, что и с изучением иностранного языка: лучше всего он учится в практике. Я бы порекомендовала выбрать себе какой-нибудь курс с интерактивными элементами (на Курсере, если вам нравится платить деньги, или на Udacity) и выбрать сайт с программистскими задачками, которые вы сможете постепенно решать по ходу роста вашего уровня.

Где учиться?

1. Какие курсы прослушать?

У Яндекса есть классный исчерпывающий список рекомендаций, что и как учить. Из-за большого объема в нем легко запутаться. Старайтесь выбрать что-то одно, а не пытаться освоить все одновременно (понимаю, это непросто).

2. Где практиковать программирование?

Для начинающих, владеющих английским языком, подойдет, например, Codewars. Можно выбрать язык программирования, уровень владения языка и сферу, в которой задачка будет. Например, если вы хотите заниматься Natural language processing (обработкой естественного языка), то вы можете брать задачи только в этой области и т.д. После того как вы решили одну из «кат» (так на японский манер называются задачки для кодеров), вы можете ознакомиться с альтернативными решениями — это бывает безумно полезно и позволяет найти собственный стиль.

Более высокий уровень требуется для участия и решения задач на Codeforces, на сайте постоянно проходят соревнования.

Если же вы хотите заниматься машинным обучением и предпочитаете сразу большие проекты, логичным вариантом станет Kaggle, идеальное место для того, чтобы учиться в процессе на реальных данных. Людей с хорошим рейтингом на Kaggle во многих местах принимают на работу без лишних разговоров.

Как гуманитарию стать программистом

Среди разработчиков легко можно встретить бывших маркетологов, врачей, юристов и государственных служащих. По данным HTML Academy, больше половины студентов начальных курсов по программированию не имеют технического бэкграунда — и это не влияет на качество их финальных проектов. Поэтому попробовать новую профессию стоит, даже если вы не любили математику в школе, не увлекаетесь «железом» и еще ни разу не писали код.

«Самое главное, если вы переходите в разработку из других отраслей, — это техническая грамотность. Если сложно с компьютером, то с программированием будет еще сложнее. Технический склад ума и понимание базовых основ нужны, но необязательны. Если их нет, перейти в программирование все равно возможно, просто это чуть сложнее, — рассказывает Сергей Попов, руководитель фронтенд-аутсорса «Лига А.». — Больше времени уходит на погружение и изучение. Я знаю ребят, закоренелых гуманитариев, которые стали отличными разработчиками. Главное — много работать».

Естественно, в программировании есть сложные области и языки, требующие знания высшей математики и технического склада ума. Но вы можете начать с чего-то более простого. Например, с изучения фронтенд-разработки. Это направление реально освоить, даже если вы самый настоящий гуманитарий. В отличие от бэкенд-разработчика, который отвечает за всю внутреннюю и вычислительную логику сайта, фронтендер занимается построением внешнего интерфейса, чему научиться быстрее и проще.

«У меня по образованию абсолютно нетехническая специальность. Я врач, да еще и в декрете, но проект успешно защитила. Сказал бы мне кто-нибудь год назад, что я с нуля сделаю сайт за 9 недель, не поверила бы.

Все только в наших руках!» — делится студентка HTML Academy Анна Гуменюк.

Даже если вы всю жизнь считали себя гуманитарием, понять, подходит ли вам программирование, можно только опытным путем. Один из вариантов — поучиться на бесплатных тренажерах. Они рассчитаны на новичков и помогают в игровой форме получить базовые знания и определиться с тем, подходит ли вам профессия.

«Я гуманитарий по образованию. В школе нам преподавали информатику слабо, я особо не интересовалась этой темой и никогда не писала код. Но внезапно для себя я прошла тренажер по знакомству с веб-разработкой в HTML Academy», — рассказывает Алена Кудлаева. Она советует отнестись к прохождению тренажеров серьезно, несмотря на их игровой формат: конспектировать все незнакомые термины, привыкать к новым символам на клавиатуре и развивать внимательность во время занятий на тренажерах. Тем, кто решит продолжить обучение на полноценных курсах, это, несомненно, поможет в дальнейшем.

Если вы все же записались на курс по программированию, помните: трудности сопровождают любое обучение. Временами вас будут тревожить сомнения в выборе, недостаток мотивации, усталость. Это абсолютно нормальный процесс, через который проходят все студенты, и с этим можно справиться.

При столкновении с трудным разделом может возникнуть желание все бросить. Если тема совсем не дается, попробуйте найти больше информации, поговорить с наставником, написать куратору курса, который вы проходите, или другим опытным разработчикам. Попросите совета и поддержки в студенческом чате или на форумах программистов. А затем вернитесь к этой теме уже с новыми знаниями.

И помните: чем чаще вы занимаетесь, тем лучше усваивается материал. Привычка учиться по 1–3 часа в день помогает держать себя в тонусе. К тому же вспомнить содержание предыдущих занятий легче, когда нет недельных перерывов. Вы все время находитесь в контексте, поэтому поводов для паники не возникает.

В начале обучения часто кажется, что одно неверное действие — и все сломается. Кажется, лучше ничего не делать, чем совершить ошибку. Это неправильно.

Даже нейросети учатся как мы с вами — методом проб и ошибок. Чтобы начать распознавать на изображениях котиков, нейросеть просматривает тысячи фотографий, много ошибается. Зато в итоге может распознать котика в пижаме.

Вместо того чтобы бояться ошибок, лучше подробно разбирать их с другими программистами. Это поможет не допускать их в будущем.

Еще до начала обучения напишите список того, что поменяется в вашей жизни после прохождения курса. В момент, когда мотивация пойдет на спад, стоит вернуться к этим записям и вспомнить, ради чего вы все начинали.

Если вы совмещаете учебу и работу, подумайте об уровне нагрузки заранее. Взяв на себя слишком сложные проекты, можно быстро выгореть. Внимательно читайте описания проектов, консультируйтесь с кураторами курса: они помогут вам определиться.

«Я выбрал средний по сложности проект, так как работаю и свободного времени не так много. Это было правильным решением: даже со средним проектом пришлось повозиться, — делится опытом Андрей Пичугин, студент HTML Academy. — Сложный я бы, наверное, не осилил, просто не успел бы все поправить к сдаче».

Если вы сами хотите убедиться, что программировать способен каждый, — попробуйте обучиться профессии «React-разработчик» в HTML Academy. Это шанс для тех, кто всегда мечтал работать в IT, но боялся, что у него не получится. Опыт не важен: специальность успешно осваивают и технари, и гуманитарии.

План обучения включает введение в профессию и три модуля по программированию на JavaScript и React.js. После этого студентов ждет практика — оценка своего уровня и развитие навыков для реальной работы, а затем оплачиваемая стажировка во фронтенд-аутсорсе «Лига А.». 95% выпускников HTML Academy, успешно прошедших обучение и стажировку*, нашли новую работу — а значит, и вы тоже сможете.

*По данным HTML Academy за 2017–2020 годы.

почему программистов-гуманитариев становится всё больше и это совсем не плохо

Люди считают, что программисты — такие суровые ребята, у которых за плечами мехмат, несколько высших образований и годы хардкодинга на каком-нибудь языке, который больше похож на китайский, чем сам китайский. Ещё думают, что они молчаливы, неопрятны и толсты. Короче, это бред.

6-летние дети пишут приложения для iOS, 45-летние подкачанные мужики-гуманитарии менее чем за полгода становятся junior-разработчиками, а через пару лет — хорошими профессионалами.

Чтобы полностью избавиться от предрассудков, давайте на время отложим скептицизм и открытыми глазами посмотрим на программирование в 2016-м.

Hello World!

Много лет назад программное обеспечение было уделом исследовательских институтов и корпораций. Компьютеры тогда выполняли функцию очень продвинутых калькуляторов — посчитать, рассчитать, обработать данные… Пользователями были инженеры, аналитики, учёные. Поэтому для программиста было важно владеть математикой, физикой и кучей других дисциплин.

Языки программирования были универсальны: их разрабатывали близкими к машинному коду, что позволяло не перегружать маломощные компьютеры.

Вот пример машинного кода, который рассчитывает значение числа-n в ряде Фибоначчи:

А вот популярный язык того времени — Ассемблер. Та же функция на нём:

Тут не только нужно уметь писать код, но и врубаться в задачу. И вот в это мрачное время суровых математиков внезапно приходит эра персональных компьютеров.

Трудности перевода

Когда компьютер стал привычным элементом быта, ему нашлась масса применений. Это и просмотр фильмов, и прослушивание музыки, и домашняя бухгалтерия, и рисовалка, и ещё много чего другого.

Задачи программистов начали смещаться — если раньше их заказчики хотели рассчитать число Пи с точностью до 10 миллионов знаков, то теперь требовалось сделать просто удобный календарь с заметками.

Появились языки более высокого уровня — писать на них программы уже могли люди без инженерного образования, но всё ещё сурового технического склада ума.

Возьмём ту же историю с рядом Фибоначчи. Вот решение задачи на языке С:

Обратите внимание, что если вы знаете английский и немного математику, то уже сможете разобраться в происходящем. По крайней мере, вы поймёте, что будет на выходе.

А ещё начал расти спрос на программистов. Стало ясно — чтобы затащить специалистов в эту профессию, нужно облегчить им вход. В том числе поэтому новые языки старались сделать максимально удобными.

Джобсконда

Новый этап сближения гуманитариев и программирования произошёл с появлением iPhone. Когда выяснилось, что смартфоны покорят мир, открылся новый рынок сбыта для программистов. Apple, понимая, что приложения для iPhone создают невероятную ценность для компании, направила кучу денег на популяризацию программирования. Одним из шагов этой кампании стало появление языка Swift — очень простого инструмента для создания мобильных приложений.

С другой стороны, сами разработчики всерьёз озаботились рабочим комфортом — поскольку надобность в инженерных функциях для массового рынка практически отпала, языки серьёзно очеловечили.

Например, язык Ruby, который стал одним из пионеров доступной разработки, с каждой версией становится всё логичнее и проще для понимания.

Просто посмотрите на кусок кода на Ruby:

Программирование теперь похоже на составление кулинарного рецепта: возьми то, нарежь так, положи туда… Вот мы и дошли до важной точки — рецепт может составить каждый, написать программу — тоже.

Реальный опыт

Смотрите, это Тимофей. Он прошёл курс по Ruby в #tceh. Ему 11 лет. У него нет ни инженерного образования, ни знания вузовской математики. Но зато у него есть большое желание творить. Сейчас Тимофей бегло пишет программы на Ruby.

А это Максим, тоже с курса по Ruby. Он запускает стартапы. Раньше ему требовалось искать программиста, чтобы сделать прототип. Теперь он делает их сам — быстро и качественно. А ещё Максим по образованию руководитель народного хора. Шах и мат, неверующие в гуманитариев.

Примеров много. А вот что говорит Алексей Поимцев — руководитель студии веб-разработки Progress Engine и преподаватель курса по Ruby, который стартует в #tceh в середине мая:

«Когда я нанимаю программиста, мне плевать, что и когда он заканчивал. Хоть виолончелист, хоть сварщик, хоть танкист. Главное — чтобы человек был нормальный, хотел учиться и задачи решал. Поэтому у меня редко возникает негатив от заказчиков — мои люди приходят и делают так, чтобы было хорошо для бизнеса».

Учить программирование в 2016-м, всё равно что учить английский — практика, усердие и всё получится. И неважно, что у вас за плечами.

Критика гуманитариев

Противники появления программистов, не ломавших пальцы об ассемблер, обычно выдвигают следующие аргументы:
1) такой программист будет писать кривой и косой код;
2) гуманитарий не сможет выстроить архитектуру сложного проекта;
3) программист без технического мышления портит своим существованием карму нормальным программистам.

В таких аргументах кроется подмена понятий. К примеру, фраза «кривой код» означает, что вместо красивого и изящного решения, разработчики-гуманитарии используют самое простое.

Так вот, что интересно — с точки зрения бизнеса, такие разработчики полезнее. Они решают задачи, а не занимаются мастурбацией на эстетику. Решают быстро и эффективно.

Что касается сложных проектов, это действительно так — вы не увидите программиста-гуманитария в разработке какой-нибудь высоконагруженной сети или прошивки для микропроцессора. Но если взглянуть на задачи, которые сегодня актуальны для бизнеса — большая их часть вполне посильна тем, кто не спал с учебником матстата [твитнуть].

Третий аргумент я, простите, оставлю без комментариев. Как и все другие, порождённые завистью. «Не технарь — не разработчик» настолько же близко к реальности, насколько близка к ней фраза «не служил в армии — не мужик».

***

Никто не говорит, что программирование можно изучить за день. Это требует усердия, желания и хорошего преподавателя. Но чего точно не стоит бояться, так это отсутствия технического бэкграунда.

Уйти в айтишники из гуманитариев: возможно?

Одно дело, если такая мысль посетит человека с базовым физико-математическим или инженерным образованием. И совсем другое дело, если ИТ-мир манит гуманитария или, например, биолога, химика. Возможна ли такая кардинальная смена сферы деятельности или попытка будет напрасной тратой времени и сил, потому что принесет одно разочарование?

Мы нашли двух фронтенд-разработчиков, один из которых попал в ИТ с дипломом историка, другой, точнее, другая — с дипломом почвоведа. Они согласились поделиться историями о том, как это было.

Ян Бродецкий работает фронтенд-разработчиком в крупной компании. В профессии он пять лет. До того как попасть в эту среду, он успел побыть журналистом и защитить кандидатскую диссертацию по истории. По его словам, профессионалы, которые пришли в ИТ из других сфер, — вполне обычная история:

«В команде разработки могут легко встретиться бывший тренер по фитнесу, фотограф и религиовед-«расстрига». А среди людей с профобразованием, наоборот, часто встречаются те, у кого неактуальная программа обучения отбила интерес к написанию кода.Когда меня лет в 12–14 родители спросили, кем я хочу стать, я сказал, что хочу в ИТ. У меня было тогда очень смутное представление, что это вообще такое, но мне нравилось работать с компьютерами и вся эта атмосфера, я читал книги про Java, правда, тогда ничего не понял. Родители удивились: «Какой из тебя айтишник? Айтишники — это люди с формулами в глазах». Я по математике и физике стабильно был троечником.В итоге учиться пошел по гуманитарному направлению — у меня диплом журналиста и филолога. На первом курсе успел поработать на телевидении, а после учебы поступил в историческую аспирантуру, преподавал. Но параллельно я фрилансил — создавал на заказ сайты на WordPress. Вообще, я долго метался по разным профессиям — от социального педагога до бизнес-аналитика. Пытался понять, что по-настоящему моё.Когда я учился в аспирантуре, мне позвонил приятель — там, где он работал, понадобился человек, который хоть что-то понимал бы в компьютерах: доставал бы замятую бумагу из принтера, переставлял бы «винду», удалял вирусы с компьютеров. Вот этим я тогда и занялся. И понемногу начал самостоятельно изучать javascript. Работать в качестве фронтендера начал с 2013 года», — рассказывает Ян Бродецкий.

По словам Яна, несколько лет назад прийти в ИТ из других профессиональных сфер было проще, чем сейчас. Конкретно во фронтенде для старта требовалось меньше знаний. Сейчас найти работу на начальном уровне стало сложнее, хотя кадровый голод по-прежнему чудовищный. Но все-таки, по мнению Яна, тем, кто хочет сменить работу, достаточно поверить в себя и проявить настойчивость — это все-таки ремесло, а не наука.

В сфере информационных технологий много специальностей и направлений. Порог входа различается в зависимости от компании и проекта. Валерия Токарева училась на почвоведа, работала в бизнес-консалтинге, а сейчас занимается фронтенд-разработкой. Двухмесячные курсы вряд ли сделают из вас разработчика, но умений уже может быть достаточно для выполнения несложных задач, считает она:

«Я с детства знала, что хочу заниматься программированием и математикой, грезила о мехмате МГУ. Но учителя отговорили получать математическое образование. В итоге я закончила тот же МГУ, но факультет почвоведения. Пока училась, будущую профессию представляла себе смутно. Хотя учиться было интересно, потом я ни дня не работала по специальности. Мечта стать разработчиком не покидала никогда.После окончания университета я попала в сферу бизнес-консалтинга, где проработала шесть лет. Работать приходилось на износ, не хватало времени даже на сон, не говоря уже о втором высшем. Поэтому я начала искать возможности переквалификации каким-нибудь другим способом».

Путь в разработчики занял около трех лет. В 2013 году Валерия стала учиться самостоятельно, а в начале 2016 года получила приглашение на первую работу по этому профилю. Училась по всем доступным источникам: смотрела бесплатные и платные онлайн-курсы и видеоуроки на YouTube, читала учебники и статьи на Хабре. «Самообразование, с одной стороны, дает гибкость в выборе предметов для изучения, но, с другой стороны, поначалу сложно сориентироваться в обилии направлений, технологий и учебников», — говорит Валерия.

Принять решение или выбрать подходящий курс можно с помощью друзей и знакомых, которые уже работают в сфере ИТ или продвинулись в самообразовании дальше, чем вы. Если в ближайшем окружении таких людей не оказалось, стоит проверить более дальние связи — возможно, кто-то из бывших одноклассников или коллег с прошлых мест работы переквалифицировался в программисты. С учетом популярности сферы это вполне возможно.

«Есть много споров о том, каким должен быть первый язык программирования. Одно из мнений, что нужно выбирать тот язык, в котором разбирается твой хороший друг, — делится Валерия. — Определиться с выбором направления мне помог человек, который уже прошел через процесс смены профессии и стал фронтенд-разработчиком. Он посоветовал мне остановиться на фронтенде и помогал с учебой на первых порах.

Я думала, на меня будут косо смотреть, когда увидят резюме человека старше 25 лет без профильного образования, претендующего на джуниорские позиции. Но знакомый сказал: «Всем всё равно, какой у тебя бэкграунд и сколько тебе лет — работодателя волнует только, что ты умеешь и готова ли ты решать его задачи». Всё равно иногда накатывает «синдром самозванца». Тут у меня всё просто: учиться как можно больше и получать как можно больше разнообразного опыта».

Возможно, противопоставление гуманитарного и «технарского» склада ума — действительно миф, но нетрудно заметить в историях наших героев одну общую деталь. Оба они с юности имели склонность и интерес к ИТ-профессии, просто сначала пошли в другом направлении. Возможно, бывают и такие истории, когда в ИТ успешно переходят абсолютно с нуля люди, никогда раньше этой сферой не интересовавшиеся — «чистые гуманитарии» — правда, мы таких героев найти не смогли, как ни старались.

«Лично я не знаком с такими людьми, которые никогда не интересовались компьютерами, отучились по какому-нибудь чисто гуманитарному направлению и потом вдруг пришли в ИТ, — разделяет это сомнение Геннадий Береговский, директор по информационным технологиям HeadHunter. — Сомневаюсь, что это в принципе возможно. Объясню почему: дело не в образовании как таковом, а в складе ума. Я уверен, что склонность к точным и естественным наукам определяется физиологией, то есть строением мозга. Айтишнику необходимо такое мышление, которое двигает людей в техническое или естественно-научное образование. Например, физик может стать хорошим айтишником, а, к примеру, филолог — вряд ли. Это не значит, что филолог хуже физика — просто у них разный склад ума, ориентированный на разные типы задач.

Обычно в технические вузы идут те, кто с детства интересуется «железками» или естественно-научными дисциплинами, у кого с детства всё хорошо с математикой, физикой, химией. То есть выбор образования определяется складом ума, а не наоборот. Именно поэтому трудно представить себе человека, который всегда был далек от математики, физики, техники, получил гуманитарное образование, а потом вдруг стал айтишником. Такое «превращение» потребовало бы не просто получения второго образования, а изменения склада ума, что невозможно.

Другое дело, если кто-то с детства увлекался техническим направлением, сам понемножку учился программировать в качестве хобби, но почему-то — например, потому, что родители настояли — оказался в гуманитарном вузе, а потом все-таки пришел в ИТ. Тогда это изначально более близкая ему сфера. Сам я таких историй не встречал, но допускаю, что теоретически они возможны.

А вот успешные переходы наоборот — из технической и естественно-научной сферы в гуманитарную — возможны и не так уж редки в жизни. Например, человек с техническим образованием вполне может потом переучиться на юриста и стать хорошим профессионалом. Склонность к точным наукам вкупе с техническим образованием формирует системное мышление, благодаря которому потом можно заниматься чем угодно».

Допустим, у вас тот самый случай, когда шанс на успешный переход в ИТ есть, — сколько времени и усилий вам потребуется?

Это будет зависеть от многих факторов. Начнем с того, что «ИТ-профессии» — очень обобщенное понятие, на самом деле у айтишников много специализаций, которые требуют разной квалификации и глубины знаний. Некоторые профессии потребуют глубокого погружения в математику и анализ. Например, для перехода в дата-аналитику вряд ли хватит пары месяцев. «Специалистам совсем из другой области может потребоваться и не один год», — говорит Валерия Токарева.

Кроме того, имеет значение масштаб проекта, в котором вы будете поначалу работать. «Можно хотеть стать продакт-менеджером в локальной студии в своем городе. Или поставить себе цель когда-нибудь попасть на работу в Google. Профессия одна, а знания потребуются разные. Могу предположить, что для разработчика понадобятся знания в объеме пяти лет стандартного академического курса», — объясняет Валерия.

Кроме технических знаний, важны и так называемые мягкие навыки (soft skills). «Важнее всего адекватность и человечность. Айтишный мир маленький, все друг друга знают и могут многое обсуждать между собой. Очень ценится отсутствие навязчивости. Все, конечно, зависит от коллектива и культуры, но чаще всего примерно так», — говорит Ян Бродецкий.

Как понять, есть ли у вас потенциал для работы в ИТ, если вы никогда не соприкасались с этой сферой? Попробуйте пройти тест по Профориентации. Он, в частности, покажет, насколько сильные или, наоборот, слабые у вас склонности к аналитической, технологической и инновационной работе — той, из которой и состоит ИТ-функция.

Как гуманитарий стал Java-программистом и переехал в Иннополис

Доброго дня всем, коллеги! Вот настал и мой черед поделиться своей историей. Как это обычно бывает, в процессе учебы я много раз представлял, что именно буду писать, но в нужный момент все слова куда-то подевались. Надеюсь, получится не слишком уныло:) Как и многие пользователи JR, я всегда с интересом читал «Истории успеха». Они неплохо мотивируют, да и в самом рассказе можно что-то почерпнуть для себя, плюс – задать автору вопросы в комментариях. И вот в комментах-то очень часто появлялась целая россыпь отговорок участников сообщества на тему «Почему у %username% получилось, а у меня не получится». Самые распространенные: — «Я гуманитарий» («Автору легко, он закончил физтех, а я филфак») — «Нет времени» («Автору легко, он студент, а я на основной работе по 8 часов в день») — «Я слишком старый» («Автору легко, ему 23, а мне за 30 уже») В этом плане моя история, наверное, будет очень показательной. Вкратце о себе. Возраст – 25 лет на момент начала обучения. Образование – историческое. В школе терпеть не мог математику и информатику (хотя до 7 класса был олимпиадником — дальше не повезло с учителем), поэтому все часы этих предметов проводились за игрой в Counter-Strike в ближайшем компьютерном клубе. В итоге я благополучно сбежал от этих предметов на истфак, благо историю полюбил со школьных лет. После окончания вуза встал выбор: идти работать по специальности (вставьте сюда любую шутку про зарплату учителей), поступать в аспирантуру или заниматься чем-то другим. Вариант идти в школу отпал сразу, аспирантура – еще 3 года учебы и неясные перспективы. В результате поисков работы я оказался на позиции оператора колл-центра в одном из крупных коммерческих банков. Не бог весть что, но платили там вполне неплохо (уж точно больше, чем учителям и аспирантам), да и я за первые несколько месяцев навострился продавать клиентам кредитки и страховки, за счет чего получал неплохую премию. Но работа была действительно тяжелой. Не шахта, конечно, но принимать 200 звонков ежедневно, поверьте, то еще удовольствие. Тем не менее, в компании были неплохие возможности карьерного роста, и за 2 года я дорос до начальника группы. Уровень зарплаты – вырос, уровень ненависти к работе – тоже. Причем второе выросло значительно больше. Теперь приходилось работать в ночную смену, отвечать за полтора десятка человек и выслушивать ежедневные уроки жизни от начальства – «эффективных менеджеров» made in USSR. Кризис и рост курса валют после известных событий сильно ударил по банковской отрасли в России, в результате чего в конце 2015 года я в числе многих остался без работы. Именно тогда я впервые наткнулся на JavaRush, точнее – на их группу ВКонтакте. «Невозможно пройти все уровни и не стать программистом» — звучало амбициозно. Программирование не было моей мечтой, но почему бы не освоить новую профессию? Вдруг понравится, да и что я теряю? В конце концов, «программист» — уж точно не хуже, чем «менеджер по продажам»:) Попробовать решил просто «от балды», тем более что самостоятельное обучение онлайн мне всегда нравилось, до этого я неплохо прокачал английский на LinguaLeo. Первые 10 уровней я прошел относительно быстро. К моему удивлению, у меня все получалось, поэтому было принято решение все-таки купить подписку и идти до победного. Мой процесс обучения мало отличался от остальных. Так же ленился и забивал на 2-3 недели, как многие, так же тупил на многопоточности после 20-го уровня, так же плюнул за большую задачу на 27-ом)) Впрочем, в итоге мне все-таки удавалось заставить себя заниматься более-менее стабильно даже в условиях усталости после работы. В результате за год в свободное от работы время было пройдено 36 уровней. Посчитав свои навыки уже довольно высокими, я решил принять участие в стажировке (благо подписка позволяла). Скачал тестовое задание, иии… Вот в этот момент я был максимально близок к тому, чтобы на все плюнуть и забить на программирование. Я вообще не понимал, с какого бока к нему подступиться. В перечисленных технологиях, естественно, ни бум-бум. Spring, Hibernate, базы данных, JSP какие-то… Попытки делать «по гайдам» ни к чему ни привели. Запросы в гугле «зачем нужен Spring» выдавали какой-то непонятный ад и курс Батыршинова, состоящий из 178 видео. Я не на шутку расстроился, ведь считал себя уже готовым к настоящей работе. В результате на месяц или полтора о программировании я забыл и занимался основной работой (на тот момент уже в другой компании). По славной голливудской традиции в каждом фильме должен быть Момент, Который Изменил Все. В моем случае это был день, когда мне на глаза попалась реклама курсов программирования с возможностью переезда в город Иннополис. https://apply. innopolis.ru/stc/ Я подал заявку, и через некоторое время со мной действительно связались сотрудники, спросив, когда мне будет удобно пройти собеседование с преподавателем. Неделю спустя оно было успешно пройдено. Сама идея показалась очень заманчивой. Город выглядел круто. Бесплатное проживание в течение 2-месяцев, обучение у опытного преподавателя – тоже бесплатное. Но главное – организаторы брали на себя вопрос организации собеседований в компаниях-резидентах Иннополиса (а попасть на собеседование, как известно, уже полдела). Была только одна проблема – нужно было увольняться с нелюбимой, но худо-бедно оплачиваемой работы и ехать в незнакомую Казань. В буквальном смысле «все бросить и уехать». Тем не менее, после недолгих совещаний моя девушка и два кота меня поддержали, и было принято решение попробовать. Да и действительно, чего ради я учился целый год? Возможно, кто-то из читающих вспомнит мой пост того периода, который я оставлял перед поездкой, в надежде «разведать обстановку». 2 месяца в Казани были одним из лучших периодов моей жизни. Вместе с другими «студентами» (возрастом от 19 до 40 лет) мы жили в Деревне Универсиады (в студенческие времена мне не удалось пожить в общаге, так что можно сказать — наверстал). Первая половина дня проходила на курсах, вторая – за выполнением домашнего задания. На курсах удалось пройти и Spring, и Hibernate, и PostgreSQL и еще целую россыпь технологий. Школа JavaRush очень пригодилась. Обучение начиналось с JavaCore, которые многие видели впервые в жизни, а я уже неплохо знал. В процессе я выполнил и задание для стажировки без особых проблем. После обучения меня пригласили на собеседование в одну из компаний-резидентов Иннополиса. Первое собеседование, ура! Я не филонил и усердно готовился. В итоге прошел его вполне достойно. Конечно, как и многие новички, от волнения пару раз накосячил на элементарных вопросах (типа приведения типов), но при этом без проблем отвечал на относительно сложные, чем весьма позабавил собеседующего. Собеседование длилось без малого 2 часа, но оно того стоило. Ведь уже вечером мне сообщили, что компания намерена сделать мне оффер. Предварительное предложение со всеми условиями тоже пришло на почту почти сразу. Обрадовав девушку и котов по телефону (скоро переезжаем!) и отметив с однокурсниками радостное событие, я засобирался домой. Учеба подошла к концу. Радости и гордости не было предела. Еще бы, первое собеседование – и сразу успех! Если читатель думает, что на этом история закончена, то могу сказать, что самое интересное еще впереди:) И раз уж я начал следовать славным голливудским традициям, то в каждом фильме должен наступить Момент, Когда Все Становится Плохо. Сбор вещей и завершение текущих дел дома занял пару недель. Однако, компания почему-то не торопилась отправлять мне итоговый оффер. Стоит отметить, что на тот момент ни я, ни моя девушка уже не работали и готовились к переезду. Я связался с отделом кадров, где информацию проверили и ответили мне что-то в духе «Ой, мы про вас забыли». Спасибо, очень приятно. Ну, хоть не зря о себе напомнил. Однако прошло еще две недели, а потом еще две. Тем не менее, серьезных поводов для беспокойства не было: со мной теперь хотя бы регулярно связывались. Сначала попросили пройти внутренний тест (с которым я успешно справился), после – выслать некоторые документы. Но вот прошло еще 2 недели. Итого общий срок ожидания составил уже 2 месяца, что уже было как-то совсем неадекватно. Написав на электронную почту HR, я получил ответ следующего содержания: «Добрый день! Со стороны отдела кадров получена информация, что найм, к сожалению, остановлен ввиду отсутствия у Вас профильного (IT) образования.» С позволения читателей, я не буду приводить текст письма, который я отправил в ответ. Но, думаю, мое состояние в тот момент легко представить. Я бросил работу, уехал учиться в другой город, прошел собеседование, получил предложение о работе, обрадовался и обрадовал семью – и такой печальный итог. Не говоря уж о финансовой ситуации; выжить в эти пару месяцев после учебы удалось только благодаря имевшейся заначке, которая уже подходила к концу. И самое обидное – на каждом этапе компания знала, какое у меня образование. Даже собеседующий меня сотрудник отметил это («О, гуманитарий-самоучка? Прикольно»). Мое образование было указано и в резюме, что не помешало им позвать меня на собеседование, а мне – успешно его пройти. Но делать было нечего, надо было искать работу. Откликнувшись на кучу вакансий в «Моем круге» я получил одно приглашение на собеседование в компанию из Санкт-Петербурга, но на фоне всех происходящих событий настроение было такое, что я полностью его провалил. Идее стать программистом, можно сказать, пришел конец. Но в каждом фильме есть Момент, Когда Все Стало Хорошо:) Обо всей ситуации узнала куратор университета, в котором я учился на курсах. Она связалась с ресурсным центом Иннополиса, а после – со мной, сообщив, что еще в одной компании Иннополиса ищут Java-разработчика, и хотели бы провести со мной собеседование по Skype через три дня. Стоит ли говорить, что мотивации у меня было хоть отбавляй. За первые 2 дня был целиком прочитан Head First SQL (я засыпался на вопросах по БД на предыдущем собеседовании), третий день ушел на разбор остальных тем, в которых я плавал. В итоге мое третье по счету собеседование в жизни оказалось самым удачным. Я справился процентов на 95, чуть застопорившись разве что на вопросах про транзакционность. Уже через день я общался с техническим директором, который подробно рассказал об условиях работы. Через неделю я был оформлен в штат компании и начал работать удаленно, а еще через две переехал в Иннополис. Воистину, нет худа без добра. Новая компания предложила зарплату значительно большую, чем предыдущая, и ко всему прочему оплачивает 2-комнатную квартиру в Иннополисе. Я живу здесь уже 3 месяца, пару дней назад закончился мой испытательный срок. Отличная работа, прекрасный город, дружный коллектив и все возможности для профессионального развития. Хотя, конечно, без стресса поначалу не обошлось, особенно когда в первый же день мне упала задача реализовать модуль на Reaсt+Redux. Стоит ли говорить, что о JavaScript я знал на тот момент только из статьи в Википедии)) Поэтому, коллеги, когда на JavaRush в очередной раз попадается задача из серии «эту технологию мы еще не проходили» — привыкайте. В реальном проекте вполне может прилететь задача не то что на технологии, а на языке, который вы впервые видите:) Несколько слов в завершение. Большое спасибо команде JavaRush за то, что вы создали лучший обучающий ресурс в Рунете. Отдельное спасибо за помощь с резюме – пользуюсь вашими шаблонами до сих пор. Спасибо всем юзерам форумов help и info, которые помогали с задачами весь год. Вы лучшие! Друзья, даже если вы безнадежный гуманитарий, как я, или вам уже за 30, у вас жена и дети, как у автора вот этой истории – пробуйте, и у вас все получится. Насчет последнего могу сказать точно, ведь с этим человеком, так уж вышло, мы теперь работаем в одной компании и сидим за соседними столами:) Я не уверен насчет дальнейшего ведения этого блога, но несколько идей у меня есть. Я хотел бы написать о жизни в Иннополисе глазами жителя (в интернете большая часть инфы — или реклама, или отзывы приехавших на пару дней туристов). Также неплохо было бы соорудить пост в помощь тем, кто пытается поступить на стажировку (мне бы в свое время такой пост точно пригодился). А также свести в одном месте советы тем, кто скоро выйдет на тропу войны поиска работы, с изложением личного опыта. Я не уверен, что вся эта писанина будет хоть кому-то интересна; но если вы из таких людей – подписывайтесь на блог, при наличии читательского интереса грех будет забросить все это дело:) На вопросы буду рад ответить в комментариях, туда же можно адресовать «Автор, напиши отдельно про…» Успехов вам!

И кодить не нужно. Топ IT-профессий для гуманитариев

Как найти работу в IT, если вы точно не программист в душе? Не спешите выпалить: никак! Вы удивитесь, но сегодня для гуманитариев в айтишной сфере вариантов для построения карьеры ничуть не меньше, чем для технарей. И чтобы каждый из вас смог в этом убедиться, IT-Academy предлагает познакомиться с нетехническими профессиями, которые востребованы в IT-компаниях. Кем можно работать?

Техническим писателем. Вариант для «непугливых» гуманитариев

Вот тут вы сразу можете нас подловить: писатель-то нужен технический! Давайте тогда сходу расставим точки над «і» — если вы хотите работать в IT, то с технологиями соприкасаться нужно будет так или иначе. И без понимания процессов, которые происходят в айтишных компаниях, и хотя бы общей технической грамотности вам там делать будет нечего. Именно поэтому всем новичкам в принципе советуют начинать погружение в IT c подготовительных курсов, которые помогут изучить основы. К ним относятся, например, как устроен и функционирует компьютер, для чего применяется тот или иной язык программирования, как вообще в IT все устроено. Не волнуйтесь, решать математические задачи не придется.

Вернемся к техническим писателям. Тут вообще интересная штука, ведь в числе обязанностей этих специалистов — «переводить» непонятный язык программистов, разбираться в специфических темах, изучать различные нюансы продукта, над которым работает команда, составлять и обновлять техническую документацию, детально все разъяснять пользователям. Если коротко, то такова суть работы технических писателей. Другими словами, данная профессия подойдет тем гуманитариям, которые не из пугливых и способны говорить просто о сложном. На курсах по техническому писательству этому как раз таки и учат. На старте важно уверенно знать английский язык.

Контент-маркетологом, пиарщиком, копирайтером. Всем digital и маркетинг

Маркетинг в IT — странный предмет. Он как бы есть, но его как бы и нет. То есть когда говорят про IT, сомнительно, что вы сразу думаете про PR, SEO, SMM, копирайтинг, рекламу, контент, воронки, стратегии, веб-аналитику и прочие маркетинговые штуки. И очень зря! Без всего этого IT-компаниям тоже не обойтись.

Реклама и позиционирование себя на рынке — двигатель если не всего, то многого и в этой сфере. И специалисты по маркетингу и коммуникациям, копирайтеры, сеошники, пиарщики в IT — востребованные позиции. Особенно если вдобавок к необходимым профессиональным навыкам вы можете приложить превосходное знание английского языка. Так что если за плечами оконченный иняз, то не обязательно работать учителем в школе. Смело «ныряйте» в тот же контент-маркетинг в IT. Для этого к диплому добавьте сертификат курсов по направлению. И работодатели вас потом с руками оторвут!

Менеджером любой масти. Управляй, продавай и властвуй

Каких только менеджеров нет в IT! И тех нет, и этих. А вот менеджеры по продукту, по управлению проектами, по продажам точно есть. Причем зарплаты на этих позициях ничуть не уступают завидным суммам, которые каждый месяц падают на карточки программистов. Более того, за идею платят доллар, за ее реализацию — десять, а за продажу — сто. Понимаете, к чему мы клоним?

Если обобщить, то для менеджерских позиций важно: первое — знать английский, второе — уметь коммуницировать, третье — понимать, как решать проблемы. А если вы еще управлять и рисковать любите, стратег в душе и умеете предугадывать все на два шага вперед, то вам точно сюда. Осталось только выбрать свою дорогу, скажем, управление IT-проектами, и начать смело по ней двигаться. Отметим, что на менеджерских позициях важна более глубокая техническая грамотность, но не волнуйтесь — ее тоже реально подтянуть.

Дизайнером в IT. С чувством прекрасного и рациональным взглядом

Дизайн в сфере информационных технологий не ограничивается одной профессией. Если пробежаться по вакансиям, то вот список навскидку — востребованы web, UI/UX, product, motion, game, графические дизайнеры. У каждой из этих профессий есть своя специфика. Например, под UI-дизайнерами чаще всего подразумевают тех специалистов, которые создают дизайн мобильных приложений. В свою очередь, UX-дизайнеры «отвечают» за логичный и понятный в использовании дизайн продуктов, motion — работают с анимацией, web — занимаются отрисовкой сайтов и веб-интерфейсов…

Впрочем, сегодня «в цене» те дизайнеры, которые могут совмещать несколько ролей и способны работать с различными инструментами (Figma, Sketch, Photoshop, Illustrator, AfterEffects и другими). Поэтому если вы обладаете чувством прекрасного и хотите попробовать свои силы в дизайне, то важно пройти комплексную подготовку: начать с изучения инструментов UI/UX дизайна или AdobePhotoshop, а затем, в зависимости от интересов, перейти на курс по графическому, motion или UI/UX и веб-дизайну.

Тестировщиком или бизнес-аналитиком. Два самых популярных пути

Пожалуй, это наиболее известные профессии среди тех, кто хочет в IT, но не заинтересован в программировании. На курсах по тестированию и бизнес-анализу часто встречаются выпускники лингвистических, экономических, юридических, педагогических факультетов… В целом, оба этих направления — интересные, востребованные и высокооплачиваемые. А требования на старте к тем, кто хочет начать «погружение» в данные профессии, вполне адекватные. Велосипед изобретать не нужно.

Так, будущему тестировщику нужно знать английский минимум на уровне Intermediate, обладать внимательностью и критическим мышлением. Да, этого достаточно, чтобы записаться на курс по тестированию и начать освоение новой профессии. Если вам интересно разобраться в тонкостях проверки качества программных продуктов, то это сюда.

К будущему бизнес-аналитику требования чуть выше: важно иметь опыт работы от 2 лет в любой предметной области, понимать IT-процессы (желательно пройти подготовительные курсы), уметь анализировать и знать английский. Это про вас? Тогда выбирайте курс по бизнес-анализу. Конечно, если сама профессия, которая предполагает постоянную коммуникацию, работу с требованиями, анализ и поиск оптимальных путей решения проблем, вам импонирует. И о постоянном развитии забывать не стоит: бизнес-аналитикам, например, в перспективе можно прокачаться в визуализации данных. Любопытное дело!

Короткое послесловие

Вариантов развития карьеры в IT предостаточно. Помните, что только 36% специалистов в данной индустрии сегодня занимаются написанием кода. Остальные проценты приходятся на те профессии, которые в том числе упоминаются выше. Именно поэтому в сфере высоких технологий найти себя может практически любой человек. Главное — сделать правильный выбор профессионального пути, быть готовым потратить на обучение «с нуля» 5−6 месяцев и не опускать руки при первых возникших сложностях.

К слову, освоить практическую любую IT-профессию можно и в дистанционном формате, который позволяет экономить время и проходить обучение по собственном комфортному графику в удобном месте. Онлайн-курсы IT-Academy — удачное решение для тех, кто ввиду занятости не может посещать занятия в офисах образовательного центра или проживает там, где не предусмотрен очный формат обучения. Выбор за вами!

Узнать подробнее — +375 44 5143–143.
Адрес: г. Минск, ул. Скрыганова, 14 (БЦ «Контур»), 5-й этаж

ООО «Образовательный центр программирования и высоких технологий»
УНП 191435318

Почему гуманитариям поздно идти в IT — Сноб

Программисты получают все больше, журналисты все меньше. Раньше все поголовно мечтали быть юристами, теперь идут в айтишники. Руководитель аналитического подразделения по информационной безопасности ООО «ТСС» Илья Шарапов рассказал «Снобу», почему гуманитариям поздно менять профессию, даже если очень хочется

На днях увиделся с подругой — выпускницей философского факультета МГУ. Полгода пытается найти работу. Пошла в продавщицы магазина винтажных вещей — не понравилось, в книжном работать — скучно. Когда она сказала, что пошла учиться на программиста Python, я скептически усмехнулся, но смолчал. А надо было уже тогда отговорить. Россия — родина слонов, но не программистов: в сфере IT она катастрофически отстала от других стран, а последние перемены только увеличивают отставание.

Начнем с того, что в российских вузах не готовят программистов, таких направлений попросту нет. Есть курсы повышения квалификации, но сертификаты и дипломы, выданные там, в компаниях зачастую не котируются. При этом, будем откровенны, двухмесячное обучение в академии Google даст куда больше пользы, чем 4 года на университетском насесте — просто потому, что скорость устаревания знаний увеличилась. Кто вспомнит сейчас BASIC или Pascal? Сейчас в ходу другие языки: Python, Ruby, Go, c#, C++, PHP, JavaScript.

Во-вторых, труд программистов переоценен, но найти хороших специалистов очень трудно. В 2016 году в России работало около 400 тысяч программистов (в США — 4 млн, в Индии — 3 млн, в Китае — 2 млн). За последний год мы забраковали 200 кандидатов на должность программиста С++ под Linux и перестали удивляться чему бы то ни было.

Завидев сетевой стек, специалисты по железу тушевались, как школьник на выпускном. Когда программистов спрашивали, что такое API, они начинали вещать про ABI, это как если бы в Мадриде заговорили по-каталански. Были те, кто предлагал использовать спинлок вместо мьютекса в обработке прерывания. Это как если бы химик причислил сурьму к благородным газам.

В-третьих, происходит удивительная (и скрытая) утечка мозгов. Единственный россиянин из топ-5 лучших в мире программистов iOS работает на Apple, хоть и живет в Москве.

Если хотите переучиваться на программиста, будьте готовы: через три года работы у вас не будет   

Если вы соберетесь переучиваться на программиста, будьте готовы, что через 3–4 года работу у вас заберут сайты-шаблоны, где выложены необходимые коды в открытом доступе, или искусственный интеллект, который теперь тоже учат писать программы. Впрочем, ИИ угрожает не только программистам: 30% банковского персонала в ближайшие пять лет потеряют работу, потому что ее эффективнее и лучше смогут выполнять роботы и алгоритмы, полагает бывший глава финансового конгломерата Citigroup Викрам Пандит. Задуматься стоит и журналистам: бот Heliograf в газете The Washington Post зарекомендовал себя в написании коротких спортивных и политических новостей куда лучше, чем штатные корреспонденты. Другая причина — упрощение и шаблонизация многих решений. Например, сегодня не обязательно нанимать программиста для создания сайта компании: такие сервисы, как Wix или Tilda, понятны даже неспециалисту, да и Google создал приложение сайтов-визиток для малых и средних компаний.

Учитывая последние тренды на рынке IT, возникает вопрос: кто же действительно будет востребован в обозримом будущем?

Во-первых, специалисты по искусственному интеллекту и машинному обучению. Это направление перевернет все отрасли и направления экономики.

Во-вторых, инженеры, умеющие и паять, и программировать: развитие беспилотных технологий, интернета вещей, виртуальной реальности предполагает производство умного железа, а без инженеров это невозможно.

В-третьих, архитекторы, способные развернуть сложные частные и коммерческие системы: с момента установки сервера, роутера и компьютера и до загрузки всего необходимого ПО и поддержания работоспособности.

Наконец, специалисты по информационной безопасности. К 2019 году ущерб от киберпреступлений превысит 2 триллиона долларов (согласно данным исследования Juniper Research). В России количество преступлений, совершенных хакерами, с 2013 по 2016 год выросло в 6 раз. И это лишь первые ласточки: внедрение IoT обернется катастрофическим ростом атак и проникновений (если не верите — прочитайте эту статью). Но специалисты по ИБ — это не просто программисты: это люди, работающие на пограничных сферах — от инженерии до кодирования. (Впрочем, и здесь, в сфере ИБ, перед ИИ разворачиваются колоссальные возможности: машины способны анализировать инциденты в разы быстрее, чем люди.)

Не стремитесь в айтишники, лучше прокачайте навыки в смежной области

В общем, если вы получили гуманитарное образование, не стремитесь сменить профиль и стать программистом — в этом вы вряд ли преуспеете. Лучше прокачайте ваши навыки в смежной с IT областью, и здесь вам помогут образовательные курсы Coursera, Stepik, Codecademy, а для более глубокого погружения — лекции MIT или Стэнфорда.

В моей практике встречались люди, которые уходили из IT в маркетинг, банки, юриспруденцию — и преуспели. Этому способствовали понимание современных технологий и тенденций, технический склад ума и «алгоритмизация» процессов работы. Они становились высококлассными маркетологами, понимающими алгоритмы работы ИИ. Юристами, специализирующимися на выводе IT-стартапов на международный рынок. Или брокерами, детально разбирающимися в работе бирж.

А если гуманитарий осваивает IT, он становится очередным бездарным разработчиком сайта.

Советы по изменению карьеры в раннем возрасте: cscareerquestions

Здравствуйте,

Я понимаю, что мой вопрос может быть воспринят некоторыми как малолетний, утомительный и / или самонадеянный; однако я собираюсь совершить потенциально рискованный и, безусловно, сложный поворот в карьере в молодом возрасте, и был бы признателен за конструктивный совет.

Это может быть TL; DR: извините. Итак, я отформатировал свои вопросы.

Немного краткого контекста. Мне 24 года, я только что закончил в 2013 году двойную степень по истории и английской литературе с отличием, и на данный момент я заложил основу для карьеры в области археологии и сохранения исторического наследия.Называйте это подводным плетением корзин, как хотите, но без легкомыслия; У меня было два года серьезных размышлений и сомнений в том, что, черт возьми, я собираюсь делать со своей жизнью. В целом мое желание сменить карьеру во многом подпитывается моей нынешней студенческой задолженностью и низкой рентабельностью продолжения карьеры в гуманитарных науках. (Я очень финансово ответственен, несмотря на долг, поэтому я не просто плаксивый хипстер, специализирующийся в гуманитарных науках, жалующийся на нехватку денег, потому что я потратил их на бесполезное образование и теперь ищу легкий выход…. или … черт.)

Я знаю, что это типичная для молодых 20 чушь экзистенциальная чушь, и что я не должен позволять своим финансовым страхам и неуверенности в карьере заставлять меня действовать слишком опрометчиво и делать рискованный карьерный скачок без действительно думаю об этом. Тем не менее, я потратил много времени на размышления, исследования и разработку различных карьерных путей, которые соответствовали бы моим прежним идеалам. Академия / Высшее образование, Юриспруденция, Журналистика, Письмо и Среднее образование — каждое из них имеет некоторые фантастические аспекты, которые действительно привлекают меня как жизнеспособные варианты карьеры.Но все они не являются устойчивыми по разным причинам: финансовым и ментальным.

Я подшучиваю о самом важном … вроде того.

2 более важен, поэтому вы можете пропустить его, если не хотите читать следующие bs.

  1. Некоторые характерные черты характера, которые побудили меня выбрать программирование в качестве варианта карьеры:

  • Самая проблемная из них … Мне быстро становится скучно, и мне поставили диагноз СДВГ легкой степени (да, я проклятое тысячелетие).Вот почему мне нравились такие вещи, как определенные области журналистики, но плата — дерьмо, и перспективы успеха не обязательно пропорциональны количеству выполняемой работы. Прежде чем кто-нибудь решит броситься мне в глотку за это: это не обычно набор навыков или работа, которая мне надоедает, это скорее применение навыка, окружающая среда или цель приложения. Итак, CS — это далеко, насколько я могу судить здесь.

  • Кроме того, я хочу быть чертовски лучшим во всем, что я делаю, и обычно делаю (чтобы не быть высокомерным [кроме физики, я чертовски плохо разбираюсь в физике], но это длится только до тех пор, пока мне не станет скучно.Таким образом, . Я перфекционист, и мне нравится быть придирчивым (методичным и тщательным с вещами, которые я создаю / создаю / разрушаю). В области археологии это обычно включает картографирование, съемку и раскопки. Тем не менее, часто требуется умение творчески ломать методы, т. Е. Решать проблемы. Не хочу снова быть высокомерным, но я действительно неплохо разбирался в сложных археологических раскопках, которые не могли понять ни мой начальник, ни коллеги. Но это никогда не было легко, и ВСЕГДА было для меня познавательным опытом, что, честно говоря, меня интересовало. Так что рабочая среда, основанная на решении проблем и обучении новым методам и навыкам, идеально мне подходит.

  • Вы спросите, не существует ли вакансий с гуманитарным дипломом, которые могли бы создать для меня такую ​​среду? Да, но зарплата обычно ужасная. Вы спросите, почему бы не получить на время приличную уютную правительственную работу, а затем заняться тем, чем вы хотите заниматься позже? Потому что я хочу бросить вызов и хочу получить вознаграждение за то, что принял его. Что еще более важно, Я хочу чувствовать, что на самом деле использую свой интеллект и делаю что-то потенциально полезное для людей, общества, планеты (сентиментальные хиппи, диппи, подводное искусство и ремесла для всех, чушь собачья… Я знаю, что я не смешной, я трачу драгоценное интернет-пространство и ваше время.) ‘Ничего не сказано.

  • Я учил себя основам кодирования, и до сих пор мне это действительно нравилось. Вот уже несколько недель я занимаюсь этим почти все свое свободное время. Я обнаружил, что меня очень заинтриговали причины и как, поэтому я знаю, что могу полюбить это: и я готов делать все, что нужно, чтобы сделать в этом карьеру. Итак, , за исключением необходимого образования, которое мне непременно нужно будет получить, какие варианты карьеры вы все порекомендовали бы, которые отвечали бы некоторым из моих ограничений и сильных сторон? И возможно ли / реально ли прыгать и делать много разных вещей на протяжении своей карьеры программиста (я знаю, все зависит от того, насколько усердно я работаю, чтобы быть в курсе языков и т. Д.)

  1. Я знаю, что кто-то просил совета по следующим вопросам около 8 месяцев назад, но, чтобы поддерживать его актуальность, я спрошу еще раз.

это более важные вопросы, которые у меня есть для всех вас

Я знаю, что это много работы, требует много страсти и будет не дешево, НО я смотрю на эти вопросы учебные курсы по кодированию / хакерские школы. Их очень порекомендовал мне друг, который учился в бакалавриате.получил степень в области CS чуть менее 10 лет назад, и в настоящее время является очень успешным программистом в SanFran. Он знает людей, которые очень хорошо преуспели после разработки. школ, поэтому я решил взглянуть. Он специально рекомендовал AppAcademy , отчасти из-за его уникального плана платежей. Однако я не из тех, кто просто верит или действует в соответствии с тем, что мне говорят. Итак, я провел свое исследование, и многое из этого. Но я все же хочу быть уверенным, что делаю правильный выбор. Я сузил круг школ до DevBootcamp , AppAcademy и GeneralAssembly . DevBootcamp , кажется, преподает большинство языков, но стоимость и продолжительность этой школы, честно говоря, более чем пугающие в свете моего текущего студенческого долга. AppAcademy кажется слишком хорошей, чтобы быть правдой, но я не уверен, достаточно ли полный набор языков, который она преподает, для того, чтобы войти в эту область. Я знаю, что должен, и, безусловно, буду использовать базовые навыки, которые я изучаю в учебном лагере, которые лучше подготовят меня к развитию моих способностей, изучению большего количества языков и углублению моего понимания программирования ПОСЛЕ.Но вот что я хотел бы знать:

TL; DR Насколько вероятно, что я смогу получить работу прямо из чего-то вроде AppAcademy, при котором я буду получать хорошую стартовую зарплату (от 60 до 80k ) и иметь возможность получить больше навыков программирования, чтобы в течение 5 лет или около того я мог делать несколько действительно крутых и разных вещей в качестве кодера?

Спасибо!

Студент, изучающий гуманитарные науки, хочет сменить карьеру в 28. Является ли второй бакалавр компьютерных наук способом сделать творческую карьеру в игровом дизайне / написании историй? : cscareerquestions

Я всегда любил и хорошо разбирался в таких вещах, как языки, письмо, искусство, музыка и т. д., и мне всегда нравилось помогать людям.Я изучал психологию в качестве старшекурсника с первоначальным намерением стать терапевтом, но в конечном итоге отказался от аспирантуры, потому что долг не оправдывал дрянную зарплату. К сожалению, у меня никогда не было профессиональных интересов — я просто ищу с 9 до 5, чтобы оплачивать счета.

Я также понимаю, что у меня не будет карьеры, которую я люблю, и я думаю о том, чтобы сделать что-нибудь техническое за деньги. Но в мире технологий я абсолютно не хотел бы быть веб-разработчиком или программистом приложений, и меня не интересуют стартапы, «проекты» или «создание вещей», эти фразы я часто читаю в этом подразделе. описывая, что за люди, которые делают это как программисты, делают в свободное время.UX мне тоже не нравится. Просматривая различные приложения компьютерных наук, мне кажется, что единственное, что меня интересует, — это делать вещи, связанные с играми (я вырос на Sega и Nintendo).

Недавно я узнал об онлайн-программе бакалавриата по CS в Университете штата Орегон, которая кажется мне идеальной, потому что у меня проблемы с обучением вне структурированной среды, в которой кто-то ставит мне оценки. (В школе у ​​меня был 4.0, но с тех пор, как я закончил, я не мог по-настоящему мотивировать себя чему-либо учиться).

Сможет ли степень бакалавра компьютерных наук подготовить меня к работе начального уровня в области видеоигр? Честно говоря, мне больше интересно работать в компании, выпускающей видеоигры, в качестве сценариста или какого-то редактора / коммуникационного ролика, но совет, который обычно дается в субреддитах по игровому дизайну, — «сначала научись программировать». Я также прочитал несколько тем, в которых говорилось, что я должен загрузить что-то вроде Unity и просто начать создавать вещи …

Учитывая мои цели, стоит ли этого получать степень? Существуют ли другие творческие пути, по которым я мог бы пойти со степенью CS, которые не включали бы создание приложений, ИТ или работу бизнес-аналитиком? Данные и таблицы утомляли меня до слез…

Или, исходя из того, что я сказал, должен ли я признать, что CS не для всех, и принять мою бедность как студент-гуманитарий? Я действительно прихожу к выводу, что, возможно, я просто вырос с в корне ошибочным чувством принадлежности и что мне не стоило думать о том, чтобы изучать вещи или работать с тем, что меня действительно интересует. Мне жаль, что мне не нравилось создавать что-то или возиться с компьютерами, но, хотя я люблю использовать технологии, детали того, как все это работает, меня никогда не интересовали.

Есть какие-нибудь мысли о том, каким путем я могу пойти с CS, чтобы зарабатывать на жизнь прилично? Меня больше интересует степень для вакансий, которые она может открыть (я полагаю, это сделало бы меня более трудоспособным), чем посвятить жизнь программированию. Если бы у меня была работа за 60 тысяч долларов с 9-5 часами и приличным отпуском, я, вероятно, был бы счастлив. Это просто пирог в небе?

Почему гуманитарные навыки необходимы инженерам-программистам — В защиту мягких навыков людей, ориентированных на STEM »Персональный сайт Арьи Боудаи

В сообществе STEM довольно часто можно увидеть, что люди считают свое образование более важным, чем люди, изучающие гуманитарные науки.Эти «STEM-майоры» обладают аурой превосходства над ними, утверждая, что их классы самые сложные, и удостоверяются, что все вокруг них знают. Вы, вероятно, видели мемы, подобные приведенному ниже, высмеивающему профилирующих специалистов, не относящихся к STEM, и мемам ниже, высмеивающим профильных специалистов, не относящихся к STEM.

Также принято считать, что для такой работы, как разработка программного обеспечения, наиболее важными являются технические навыки, и чтобы быть конкурентоспособным на своей работе, вам следует сосредоточиться на прохождении самых сложных курсов STEM, которые вы можете.Некоторые технические школы удваивают эту идеологию, заставляя своих учеников по компьютерным наукам брать уроки физики и химии в дополнение к математике и информатике, просто чтобы привить своим ученикам хардкорное инженерное мышление. Даже если в школах не требуется, чтобы учащиеся серьезно занимались информатикой, студенты, изучающие STEM и информатику, часто выбирают себе больше уроков CS, чем уроков на других факультетах. Предположительно, они делают это, потому что думают, что уроки точных наук улучшат их навыки, они произведут впечатление на рекрутеров и технологические компании, а уроки гуманитарных наук будут пустой тратой времени и денег на обучение.

В этом сообщении в блоге я буду утверждать прямо противоположное, что «мягкие навыки», исходящие из гуманитарных наук, невероятно важны, если не существенны, для того, чтобы быть хорошим инженером-программистом. Многие люди считают, что разработка программного обеспечения — это строго сложный навык, и ваш успех в качестве инженера-программиста будет зависеть от того, насколько вы хороши в программировании. Это даже используется в качестве предлога для утверждения, что женщины с меньшей вероятностью будут заниматься разработкой программного обеспечения, поскольку они больше сосредоточены на «коммуникации» и «навыках работы с людьми».Однако мой опыт работы инженером-программистом в Google / YouTube показал мне полную противоположность: самые успешные инженеры-программисты — это те, кто может успешно донести свои идеи до более широкой аудитории и понять больший объем своей работы (в том числе, когда их работа этична). Я говорю со многими студентами о карьере разработчика программного обеспечения, и они всегда поражаются, когда я рассказываю им об этом, поэтому я надеюсь, что к концу этого поста я смогу убедить вас, что люди с такими мягкими навыками очень нужны в технологиях, и мы должны сосредоточиться на этих навыках.Я сосредоточусь на разработке программного обеспечения в частности, поскольку это то, чем я занимаюсь, но многие из этих моментов применимы и к другим областям STEM. Я также буду много говорить о YouTube / Google, но только потому, что там я работаю, и в основном говорю на основе собственного опыта.

Прежде чем говорить о том, почему они важны, вероятно, было бы хорошо дать хорошее определение понятию «гуманитарные науки». Вот один из Стэнфордского гуманитарного центра:

Гуманитарные науки можно охарактеризовать как исследование того, как люди обрабатывают и документируют человеческий опыт.Поскольку люди были способны, мы использовали философию, литературу, религию, искусство, музыку, историю и язык, чтобы понять и записать наш мир. Эти способы выражения стали одними из предметов, которые традиционно подпадают под зонтик гуманитарных наук. Знание этих записей человеческого опыта дает нам возможность почувствовать связь с теми, кто был до нас, а также с нашими современниками.

Итак, гуманитарные науки — это изучение областей, которые связаны с человеческим опытом, но более субъективно, чем что-то вроде математики или естественных наук.Уроки в этих областях обычно вращаются вокруг чтения книг или исторических документов, прослушивания музыки, просмотра фильмов и усвоения многих других средств, чтобы попытаться понять рассматриваемый предмет. Тема может быть столь же широкой, как «Мировая музыка», или столь же узкой, как «Французский двор 18 века». В отличие от строгого тестирования, многие классы по гуманитарным наукам вместо этого сосредоточены на написании эссе и передаче идей, чтобы увидеть, насколько хорошо студенты могут формировать и обмениваться аргументами по рассматриваемому предмету.Часто эти оценки гораздо более субъективны, чем оценки на занятиях STEM, где нет четких «правильных» или «неправильных» ответов, а скорее о вас судят по тому, насколько хорошо исследованы и насколько аргументированы ваши аргументы. На занятиях также будет много обсуждений в классе и презентаций студентов о своих независимых исследованиях, которые, по моему опыту, гораздо реже встречаются в классах STEM. Если все сделано правильно, эти классы учат студентов, как комплексно рассуждать о своем предметном материале и сообщать свои идеи по предмету устно и письменно.

Я знаю, что эти классы считаются общественными науками, но я также добавлю к своим аргументам такие темы, как психология, социология, экономика и история. Эти предметы предоставляют многие из преимуществ, описанных выше, — дают учащимся возможность рассуждать о более широком мире и человечестве, а также предлагают множество возможностей для написания эссе и других подобных оценок.

Также, прежде чем я начну объяснять свой аргумент, я просто хотел немного рассказать о своем прошлом, так как всегда приятно видеть, откуда люди приходят, прежде чем их слушать!

У меня уникальное положение — мое образование в Брандейском университете немного отличалось от того, что большинство людей получали в области информатики.В то время как другие школы предъявляют довольно жесткие требования к специальностям CS для изучения естественных наук, математики и жестких курсов CS, требования Брандейса были довольно слабыми (см. Приложение). Для бакалавра гуманитарных наук единственным математическим классом, который требовался, была дискретная математика, а для бакалавра вам просто нужно было добавить к нему еще несколько. Если кто-то хотел получить серьезное образование в области компьютерной грамотности, в основном он должен был найти сложные курсы по машинному обучению, алгоритмам, системам или любым другим продвинутым темам, которые их интересовали.

Вместо этого Брандейс действительно поощрял междисциплинарное мышление в своих общих требованиях.От нас требовали посещать занятия в каждой школе в дополнение к урокам письма и другим требованиям (см. Приложение). Это побудило студентов, изучающих естественные науки, посещать интересные уроки гуманитарных наук, и наоборот, и способствовало междисциплинарному мышлению. Кроме того, Брандейс действительно поощрял студентов изучать несколько специальностей, что очень необычно для университетов. Вот цитата с академического сайта:

Студенты Брандейса могут выбирать из множества специальностей и несовершеннолетних, предлагаемых в четырех основных областях: изобразительное искусство, гуманитарные науки, естественные науки и социальные науки.Некоторые из этих программ являются междисциплинарными по дизайну и привлекают преподавателей из нескольких разных отделений. Почти половина наших студентов изучают двойную специальность, часто в областях на противоположных концах академического спектра. Студенты могут заниматься до трех основных и / или трех минорных.

Поскольку это так поощрялось, и поскольку я был фанатом группы в старшей школе, я решил получить двойную специализацию в области компьютерных наук, а также музыки. Для меня это была отличная возможность, потому что в противном случае я бы точно не смог приложить столько усилий для понимания и исполнения музыки.Мне пришлось играть на лютне и блокфлейте в ансамбле старинной музыки в Брандейсе (что было одним из лучших событий в моей жизни), а также мне пришлось брать дополнительные уроки истории музыки, теории и композиции. Я определенно приложил больше усилий, чтобы получить степень в области информатики, и у меня не было бы шансов конкурировать с другими музыкальными специальностями из других университетов, но я очень ценил это завершение своего образования. В каком-то смысле эти два специалиста действительно дополняли друг друга — когда мне надоело CS, я мог работать над музыкой, и наоборот.Кроме того, я мог использовать свои музыкальные знания для работы над личными проектами, связанными с музыкой, или работать с профессорами для совместной работы. Эти проекты всегда были моим любимым занятием, и моя страсть действительно проявлялась в конечных результатах. Например, вот 24-часовой проект от HackMIT, где моя команда сделала тачпад, воспроизводящий музыку, и это мой последний проект для класса электронной композиции, где я создал алгоритм импровизации JavaScript. Рекрутерам и техническим интервьюерам также нравилось, когда я рассказывал об этих проектах, поскольку они были уникальными, и моя страсть к ним была явно выше, чем чья-то общая проектная идея.

Brandeis также имеет богатую историю социальной справедливости в кампусе. Школа была основана евреями, когда в таких школах, как Гарвард, были квоты на евреев и другие меньшинства. Школа была основана на идее, что любой может получить образование, независимо от каких-либо квот или других стигм. Особенно сейчас студенты в Brandeis очень настроены на социальную справедливость и быстро говорят о любом неравенстве, которое они видят в мире или на территории кампуса. В кампусе проводится множество мероприятий, направленных на популяризацию и просвещение по этим вопросам, на которых студенты из разных слоев общества получают знания о различных социальных проблемах нашего общества.

Теперь, когда я закончил колледж и начал работать (dun dun dun), я действительно начинаю ценить дополнительное гуманитарное образование, которое укрепило мои письменные и коммуникативные навыки и улучшило мое понимание мир в целом. Мне жаль, что я не посещал еще несколько курсов в колледже, таких как машинное обучение или линейная алгебра, но я доволен сделанными компромиссами. На этих занятиях тренируется совсем другая часть мозга, но эта часть мозга чрезвычайно важна для моей работы.Я также не утверждаю, что я бог гуманитарных наук, с потрясающими навыками письма и общения — на самом деле я далек от этого. Я начал этот блог, потому что хотел попытаться улучшить свои технические навыки общения, так как заметил, что они отсутствуют. Я просто делюсь своими полезными навыками для инженеров-программистов, о которых не часто говорят. Итак, без лишних слов, вот мои причины, по которым гуманитарные навыки важны для работы в сфере программного обеспечения.

Другие инженеры

Когда люди думают о программистах, они могут представить себе какого-то одинокого хакера, сидящего где-то в темном подвале и выкачивающего код часами со скоростью 100 слов в минуту.Иногда они могут получать пинг от своего начальника с просьбой сделать что-то, а через три дня он может сделать это за них: Источник.

Это может быть правдой для некоторых программных работ, но, по крайней мере, для меня, это далеко от истины. Я постоянно разговариваю с другими инженерами в команде, чтобы попытаться узнать, как работает текущая кодовая база, получить идеи о том, как создать определенные функции или исправить определенные ошибки, или обсудить планы на будущее или оптимизацию. Вам также нужно будет сделать презентации о своей работе, в которых вы можете объяснять всей своей команде (или даже более широкой технической аудитории), что представляет собой ваш проект, каковы технические проблемы и как вы их решили.В таких случаях вы хотите иметь возможность ясно излагать свои идеи, и это приходит с практикой. Эти обсуждения происходят постоянно, и, будучи хорошим коммуникатором, вы сможете четко и эффективно работать с другими разработчиками, обсуждая с ними эти идеи и четко объясняя свои мысли по определенным предложениям и решениям.

Общение с другими инженерами также является важной частью собеседований при приеме на работу программного обеспечения. В центре внимания вашего собеседования будет проработка любых проблем, которые ставит перед вами интервьюер, но он не только ставит вам оценку за «правильный ответ».«По большей части они будут оценивать, как вы работаете с интервьюером, чтобы найти ответ. Вам нужно будет принять то, что говорит интервьюер, придумать идеи для решений, сообщить эти решения своему интервьюеру, прислушаться к их отзывам, включить их в свое решение, а затем сообщить свое решение во время кодирования. Это связано с тем, что компании не просто ищут тех, кто может получить наилучшие ответы, им нужен тот, с кем легко и приятно работать над этими типами проблем.Даже если у вас есть идеальный алгоритм кодирования вопроса, который вам был задан, если вы просто напишете ответ без каких-либо сообщений, это не будет хорошим интервью. Интервьюеры ищут сильных инженеров, которые также могут хорошо делиться своими идеями и работать с другими.

В конце концов, вы не хотите быть умным инженером-программистом, но он неуклюж и неспособен донести свои идеи. Отработка навыков устного общения и презентаций поможет вам намного эффективнее выполнять свою работу, облегчит другим работу с вами и будет более убедительным собеседником.

Не инженеры

Коммуникативные навыки также важны для общения с не инженерами. Объем этого общения будет зависеть от вашей конкретной работы, но ваша роль может заключаться в том, чтобы вы разговаривали напрямую с менеджерами по продуктам, дизайнерами UX, юристами, членами сообщества, пользователями или даже напрямую с клиентами. В этих случаях вам придется передать свои технические идеи таким образом, чтобы его мог понять тот, кто, возможно, никогда раньше не писал код. У них будут вопросы о том, как работает ваш код или возможны ли определенные функции.Вам нужно будет объяснить эти вещи ясным образом, чтобы не было двусмысленности для других заинтересованных сторон. В случае работы с клиентами напрямую, вы должны будете иметь возможность общаться с ними таким образом, чтобы не оставлять двусмысленности для конечного продукта, и объяснять им, что возможно, а что нет в рамках проекта. Вам также придется установить с ними ожидания и даже убедить их в том, что определенные функции, которые они имеют в виду, не понадобятся.

Наличие хороших коммуникативных навыков значительно снизит количество разговоров с не-инженерами и увеличит вероятность того, что они будут довольны вашим конечным результатом.Передача технических идей нетехническим людям таким образом, чтобы они были уверены в вас и не путались с техническим жаргоном, — сложная задача, но она сделает вас гораздо более ценным инженером.

Письмо

Программная инженерия — это также на удивление много письменной работы, связанной с общением, но заслуживающей отдельного раздела, поскольку она так отличается от устного общения. Главный нарушитель здесь — проектная документация. В Google и многих других компаниях любая крупная функция или план должны сопровождаться исчерпывающим документом, в котором объясняется, что вы хотите сделать, почему вы хотите это сделать, предлагаемые вами решения и каковы плюсы и минусы этих решений.Завершение этого процесса может занять от нескольких дней до недель, когда инженеры вашей команды будут обсуждать и обсуждать все идеи. Если вы напишете хороший проектный документ, вы сможете ясно объяснить всем остальным прекрасные инженерные идеи, находящиеся в вашей голове, и получить четкую обратную связь по ним без каких-либо недопониманий. Кроме того, эти документы бесценны для будущего, когда кто-то захочет вернуться назад и посмотреть, почему была создана определенная функция. В этом случае они смогут увидеть вашу дизайнерскую документацию и четко понять, почему вы что-то сделали, и, надеюсь, извлечь из этого урок, чтобы им не пришлось изобретать велосипед.Они также отлично подходят для демонстрации ваших технических возможностей при продвижении по службе (подробнее об этом позже). Хороший проектный документ сэкономит много часов инженеров, гарантирует, что результат этих инженерных усилий будет лучшим, чем они могут быть, и сохранит эти идеи для всех, кому они понадобятся в будущем.

Есть также записи для процесса оценки производительности и продвижения по службе. В Google на каждом рабочем цикле вы должны обосновать, почему ваша работа демонстрирует ваш текущий инженерный «уровень».Кроме того, если вы пытаетесь получить повышение, вы должны еще более убедительно обосновать, почему ваша работа указывает на следующий инженерный уровень. Конечно, вам действительно нужно проделать работу, чтобы продемонстрировать эти вещи, но вы также должны иметь навыки письма и общения, чтобы кратко и убедительно объяснить, почему ваши проекты свидетельствуют о хорошей работе с высокой отдачей. Кроме того, наличие хорошо составленной проектной документации поможет доказать, что вам нужна хорошая оценка производительности, поскольку технические проблемы, которые вы преодолели, будут четко объяснены в уже написанном вами документе.В этом случае ваши коммуникативные навыки напрямую влияют на вашу карьеру в области программного обеспечения и размер вознаграждения, поэтому важно знать, как четко сообщить о своем вкладе в команду.

Помимо больших документов, есть также другие короткие документы и фрагменты текста, которые имеют решающее значение для программного обеспечения. Возможно, вам придется написать документ о том, как работает определенная функция, описать результаты эксперимента или даже написать посмертный документ, если что-то, что вы построили, сломается. Во всех этих случаях другие инженеры, с которыми вы общаетесь, извлекут большую пользу из ясной и краткой документации, так что сообщения, о которых вы пытаетесь написать, будут понятны.

Ваша работа может также включать в себя создание общедоступного API или SDK. Если это так, то ваша аудитория — это не просто инженеры вашей компании, а инженеры со всего мира. В этом случае вам придется написать много технической документации о том, как использовать API, что делает каждая конечная точка, и включать примеры, чтобы никто не запутался. Мне нравится, когда компании изо всех сил стараются сделать документацию по API доступной и простой для понимания, и я съеживаюсь, когда документация по API настолько плоха, что мне приходится смотреть в их исходный код, чтобы увидеть, что он на самом деле делает.Мой личный фаворит — indico.io, у которого очень простая документация, чтобы начать работу с их API. Ваше программное обеспечение может быть великолепным, но если документация сбивает с толку, никто не будет его использовать.

Есть еще небольшие точки связи. У вас есть электронные письма от и от товарищей по команде, комментарии в вашем коде, сообщения git-коммитов, комментарии в отчетах об ошибках, комментарии в обзорах кода и комментарии к документам других людей. Эти предметы могут показаться маленькими, но они имеют большой эффект. Все это используется для передачи идей другим инженерам, чтобы они понимали, что происходит в конкретном контексте.К этим небольшим местам для общения нужно относиться очень серьезно, и инженеры, которые могут писать хорошие комментарии, значительно упростят жизнь всем остальным, особенно после того, как эти комментарии будут прочитаны, чтобы получить контекст ситуации на тот момент. На эти «артефакты» вашей работы и технических способностей можно также ссылаться в приведенных выше документах по производительности, чтобы представить вашу работу в положительном свете.

Чтение

Помимо письма, в разработке программного обеспечения также много чтения.Я имею в виду, это то, что вы сейчас делаете, верно? Ваша карьера в области разработки программного обеспечения потребует от вас чтения языковых руководств, документации по программному обеспечению, книг по разработке программного обеспечения, сообщений в блогах, проектной документации и комментариев по Stack Overflow. Чрезвычайно важно развивать и развивать способность читать эти типы документации, а также способность рассуждать о них и сохранять в них информацию, чтобы вы могли учиться на них и расти как инженер-программист. Тем более, что мир разработки программного обеспечения постоянно развивается, важно быть в курсе того, что там происходит, и чтение — лучший способ сделать это.

Помимо чтения технической документации, полезно также читать в целом об окружающем мире. Существует множество книг, связанных с программным обеспечением, но не технической документацией, а об истории некоторых технологий или программного обеспечения или о личностях, стоящих за технологиями. Чрезвычайно ценно иметь контекст, стоящий за этим техническим миром, в котором мы находимся, и способность к чтению может пригодиться.

Чтение также пригодится для обучения письму и общению — когда вы будете читать больше, вы увидите больше хороших примеров письма, и вы также сможете научиться писать.Мой друг Дэн, который работает со мной на YouTube, недавно сказал, что он снова начал читать книги, потому что: «Я не читал книгу так долго, что забыл, как говорить по-английски». Он умел писать документы, но чтение помогло ему быстро донести свои идеи до товарищей по команде и других участников его проектов. Читая книги любого рода, вы поможете расширить свой мозг и улучшить свои письменные и коммуникативные навыки.

Наконец, чтение должно доставлять удовольствие! Если вы глубоко интересуетесь какой-либо темой, то это отличное чувство — взять книгу на пляж и дать себе час, чтобы расширить свои знания.

Заключение по сообщению

Надеюсь, это не очень спорный момент — нам всем приходилось иметь дело либо с профессором, либо с студентом, который чрезвычайно талантлив в науке, но был неловким и абсолютно неспособным передать свои идеи другим людям. Чтобы получить от них информацию, вы должны постоянно задавать им целенаправленные вопросы и надеяться, что вы получите нужную информацию, или просто откажитесь от работы с ними в целом. Если не человек, то вы наверняка видели плохо написанную документацию по программному обеспечению или даже случайный комментарий Stack Overflow, который невозможно понять.В этот момент вы, вероятно, захотите, чтобы тот, кто написал, нашел время, чтобы должным образом изложить свои идеи, и имел навыки для этого.

В то же время, надеюсь, у вас был хороший опыт общения с инженерами: красивая документация по API или очень харизматичный докладчик на конференции. Хорошее общение делает инженера более эффективным, узнаваемым и приятным в работе. Как инженер-программист, вы должны считать эти коммуникативные навыки одинаково важными для ваших навыков программирования и технических навыков.

Пример из практики: IBM и Холокост

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ О СОДЕРЖАНИИ : В этом разделе содержится некоторое обсуждение Холокоста, включая графические цитаты. Источник всей этой информации и всех цитат взят из замечательной книги IBM и Холокост. Если вы не переносите дискуссии о холокосте, перейдите к следующему разделу.

Как инженеры, мы часто увязаем в технических деталях нашей работы. Нас просят создать эффективные алгоритмы, которыми можно управлять в течение определенного количества запросов в секунду с низкой задержкой и небольшим количеством сетевых подключений.Все это важные технические вопросы, но есть и другие важные вопросы при создании программного обеспечения, которые поднимают вопросы, выходящие за рамки технической области. Например, этична ли работа, которую вы выполняете?

Одним из наиболее вопиющих примеров неправомерного использования «программного обеспечения» является использование счетных машин IBM Hollerith в нацистской Германии во время Холокоста. Я использую программное обеспечение в кавычках, потому что технически это не программное обеспечение, но, по сути, это та же идея, аппаратное обеспечение, запрограммированное для выполнения конкретной задачи.Для тех, кто не знает, в 1940-х годах Германию политически обогнала нацистская партия во главе с Адольфом Гитлером, у которой была очень четкая цель — создать господствующую расу немцев путем отсева евреев, цыган, инвалидов, геи и многие другие группы. Нацисты целенаправленно преследовали еврейское население, обвиняя его в экономической депрессии, и заявляли, что евреи хотели поработить всех немцев. Эти разговоры в конечном итоге превратились в занесение этих групп в черный список и отправку их в концентрационные лагеря, которые в конечном итоге превратились в лагеря массового уничтожения.Согласно Википедии, число погибших в этих лагерях составило «около 6 миллионов евреев; в самом широком смысле — 17 миллионов жертв ». Это составляло около двух третей всех европейских евреев. Эта трагедия очень хорошо известна, но малоизвестно, как эти машины сыграли роль в организации этого геноцида.

Начнем с истории. В 1890 году Герман Холлерит запатентовал машину для подсчета результатов, вдохновившись неэффективностью переписи населения США. Каждая карта будет содержать некоторые данные о каком-либо объекте, и машины могут сортировать и суммировать эти данные на основе произвольных столбцов.Если вы знакомы с CS, вы знакомы с мощью алгоритмов сортировки, таких как сортировка слиянием, которая выполняется за n * log (n) времени, и вы можете представить себе преимущества, которые эта машина будет иметь при оптимизации и быстрых изменениях. Эта технология была замечательной для переписи населения США и сэкономила им значительное время и деньги с точки зрения возможности классифицировать свое население (см. Приложение: Цитаты 1).

Эта технология была чрезвычайно прибыльной, и несколько правительств заплатили за аренду этой технологии, сделав специальные перфокарты и счетные машины для каждого случая использования.

Пример сортировочной машины:

В конце концов технология перешла в руки IBM, которой в то время руководил Томас Дж. Ватсон. Уотсон был невероятно эффективным продавцом и стремился продавать как можно больше. Он был безжалостен в бизнесе, и его личность в IBM была почти культовой. Это стремление к успеху — вот что побуждает его иметь дело с любым клиентом, независимо от его морального отвращения. Этот клиент, конечно же, нацистская Германия.Процитируем IBM и The Holocaust об участии IBM:

[Watson’s] компания IBM — одна из крупнейших в мире — разработала и передала в аренду Третьему рейху систему сортировки карточек Hollerith для использования в Берген-Бельзене и большинстве других концентрационных лагерей. International Business Machines также обслуживала свои машины почти ежемесячно и обучала нацистский персонал использованию сложных систем. Дубликаты кодовых книг хранились в офисах IBM на случай утери полевых журналов.Более того, его компания была эксклюзивным источником до 1,5 миллиарда перфокарт, которые Рейху требовались ежегодно для работы своих машин.

Нельзя сказать, что Ватсон и инженеры, работавшие в IBM, не знали об ужасном варианте использования этих перфокарт. Во-первых, намерения Адольфа Гитлера были очень хорошо изложены.

Когда Гитлер пришел к власти в январе 1933 года, он открыто пообещал создать высшую расу, господствовать в Европе и уничтожить европейское еврейство.Бесчисленные расовые законы — местные и национальные — появились по всей стране.

В ближайшие месяцы нацистская Германия запретила еврейскому бизнесу рекламировать, евреев ловили и пытали на улицах, а для политических заключенных и евреев были бы созданы концентрационные лагеря. Это не было неизвестно миру, поскольку в Нью-Йорке было более 100 000 протестующих, распространявших эту новость, и часто появлявшихся в New York Times. Был даже бойкот компаний, которые вели дела с Германией, но IBM не стала мишенью, поскольку мощность машин для перфокарт не была очевидна, и IBM вела бизнес в Германии через холдинговую компанию.Но Уотсон был чрезвычайно вовлечен в разработку и изготовление перфокарт для управления нацистской Германией, так как он в основном видел знаки доллара, готовые к изготовлению. См. Приложение 2: Цитаты об отсутствии этики Уотсона.

До перфокарт нацисты не могли систематически нападать на евреев и другие расы, считающиеся нечистыми. Они, конечно, могли преследовать и преследовать избранных людей, но они не смогли найти ранее еврейские семьи, которые с тех пор обратились и ассимилировались, как это делали многие.Однако эти перфокарты дали нацистам вычислительные возможности и позволили нацистам систематически нацеливаться на определенные группы населения и очень точно определять их потребности. Например, они были чрезвычайно озабочены родословными и, как таковые, преследовали всех, у кого в крови был хоть один еврей, даже если они были практикующими христианами. После перфорации карты могли формировать списки всех, у кого были еврейские бабушки и дедушки. В современной базе данных это можно представить как ужасающий SQL-запрос. См. Цитаты 3.

Используя свои нацистские связи, Уотсон смог обеспечить нацистскую перепись в качестве контракта и начал работать над всем этим. У нацистов было 500 000 переписчиков по стране, которые собирали имена и другую информацию всех ее граждан под принуждением и обманом. Затем они использовали перфораторы данных, которые могли брать эти данные и передавать их на закодированные перфокарты, которые можно было отсортировать в соответствии с прихотями ученых-нацистов. В сочетании с медицинскими данными они могли найти евреев, цыган, инвалидов, людей с болезнями в семье, любых людей с любыми другими характеристиками, которые не соответствовали «расе господ».«Эти люди станут мишенью для массовой стерилизации, потери гражданства и права на работу, кражи собственности и, конечно же, массового геноцида. См. Цитаты 4.

И Ватсон прекрасно понимал, для чего используется эта технология. Он регулярно бывал в Германии и даже был награжден орденом немецкого орла. Он был занят ключевыми нацистскими речами и церемониями и часто передавал привет нацистской партии, хотя был достаточно умен, чтобы не хранить это в письменном виде.

IBM руководствовалась одним принципом: знай своего клиента, предвосхищай его потребности.Уотсон оставался рядом со своим клиентом, часто посещая Германию и непрерывно ежедневно контролируя бизнес на микроуровне.

Уотсону не нужно было читать об арианизации в газетах. Он открыл это лично. В июле 1935 года Ватсон посетил Берлин. В июле того же года нацистские головорезы неистовствовали по улицам Берлина, выбивая окна фешенебельных еврейских магазинов. Один из этих универмагов принадлежал Вертхаймам, друзьям семьи Ватсонов. Семья Уотсон узнала, что для защиты магазина мистер Уотсон.Вертхайм сначала передал собственность своей жене-арийке, но затем в конце концов решил продать «почти за бесценок» и сбежать в Швецию. Во время очередного визита в Берлин Уотсоны и другие руководители IBM были приглашены на элегантный прием в посольстве Японии. Потягивая чай в саду, немецкий дипломат хвастался, что этот изысканный дом раньше принадлежал еврею, бежавшему из страны. Такое новое владение домами со значительной скидкой теперь стало обычным явлением в Берлине.

Итак, ясно, что:

1) IBM разработала технологию перфокарт специально для нацистских интересов и целей.2) Эта технология особенно помогла нацистам убить значительную часть населения на основе ненавистных идей. 3) Инженеры IBM и Watson нажились на этом геноциде. 4) Инженеры IBM и Watson полностью осознавали последствия своих действий. 5) Если бы IBM не заключила контракты с нацистской Германией, нацисты не смогли бы так эффективно атаковать уязвимые группы населения.

Я не буду обобщать всю книгу о причастности нацистов (я еще не закончил ее), и не в этом суть этого сообщения в блоге.Эти перфокарты впоследствии будут использоваться для многих аспектов ужасающей нацистской бухгалтерии. Но в заключение, что меня больше всего поражает в этой деталировке, так это строгие инженерные требования этого проекта. Как инженеров-программистов нас часто просят ходить туда-сюда, чтобы определить спецификации для нашего программного обеспечения. Крайне неприятно видеть, как подобное поведение применяется к столь ужасному с моральной точки зрения программному обеспечению. См. Цитаты в приложении, но для одной конкретной цитаты:

Каждый день приходили обозы с рабами.Заключенных идентифицировали с помощью описательных карточек Холлерита, на каждой из которых были столбцы и дырки с указанием национальности, даты рождения, семейного положения, количества детей, причины заключения, физических характеристик и рабочих навыков. Шестнадцать закодированных категорий заключенных были перечислены в столбцах 3 и 4, в зависимости от расположения лунок: отверстие 3 означало гомосексуализм, отверстие 9 — антиобщественное, отверстие 12 — цыган. В лунке 8 был еврей. В распечатках на основе карточек заключенные также указывались по личному кодовому номеру.Колонка 34 была озаглавлена ​​«Причина отъезда». Код 2 просто означал перевод в другой лагерь для продолжения родов. Естественная смерть была закодирована 3.

Это дико представить, сколько раздумий и разговоров, вероятно, потребовалось, чтобы решить, какие дырки будут обозначать какую информацию.

Наконец, если вы когда-нибудь видели татуировки на жертвах концлагерей, вам может быть интересно (или ужасно) узнать, что эти идентификаторы были номерами перфокарт IBM, которые идентифицировали этого конкретного человека.См. Статью

вики.

Что со всем этим делать

Извините за тяжелую секцию раньше, но я чувствовал, что важно изложить все это открыто. В этом конкретном случае я надеюсь, что если бы вы были инженером, работающим в IBM в то время, у вас была бы моральная склонность не работать над этим проектом или вообще присоединиться к новой компании. Вы можете даже решить передать подробности в прессу, чтобы попытаться узнать общественное мнение. Если бы вы были руководителем в то время, я бы надеялся, что вы использовали бы свои рычаги влияния, чтобы попытаться убедить компанию не брать эти контракты, может быть. даже уволился в знак протеста, чтобы послать сообщение компании.

Чрезвычайно важно знать историю IBM и Холокоста, поскольку это явный индикатор того, когда программное обеспечение зашло слишком далеко и нанесло слишком большой ущерб. Но, конечно, сейчас все не так просто. Во-первых, компьютеры и способности к программированию сейчас гораздо более распространены, и гораздо проще создавать программное обеспечение, хорошее или плохое. Есть также, конечно, много более тонких ситуаций, которые не так однозначны, как упомянутая выше. Но буквально за последние несколько лет было несколько случаев, когда инженеры сопротивлялись морально сомнительным проектам.

Например, когда президент США Дональд Трамп дал сигнал (читай: собачий свист), что он будет в пользу базы данных, отслеживающей мусульман в США, был опубликован веб-сайт www.neveragain.tech со списком инженеров, которые обязались никогда не строить снова такая база данных, даже со ссылкой на предыдущую историю, такую ​​как участие IBM в холокосте. Многие люди могут сказать: «Кто угодно может это сделать, так что я тоже могу», когда получает задание, но такой крупномасштабный протест посылает сигнал компаниям, которые раньше, возможно, рассматривали возможность взяться за подобные проекты, говоря им, что они потеряют талант, если они это сделают.

Точно так же проект в Google под названием «Project Maven» изначально был контрактом Министерства обороны США, касающимся машинного обучения в военном оружии. Как только подробности просочились, инженеры в организации сразу же отреагировали на это, и руководство Google вынудило руководство Google отменить проект. Есть компании, такие как Palantir, которые уже активно работают с правительственными агентствами, такими как АНБ, которые дико непопулярны и помогают правительству шпионить за американцами: 1, 2.В результате многие инженеры бойкотируют эти компании и посылают другим компаниям сигнал не идти по их стопам.

Я хочу сказать, что гуманитарное образование побуждает вас задуматься над этими более крупными этическими и историческими проблемами. Всегда будут люди, стремящиеся получить прибыль неэтичным образом, но имея исторический контекст, стоящий за предыдущим неэтичным использованием программного обеспечения, и способность рассуждать о том, как определенные проекты могут быть использованы злонамеренно или неэтично.И если такое неэтичное использование будет обнаружено, инженеры получат возможность что-то с этим поделать и серьезно изменить мир к лучшему.

Мысль в разработке программного обеспечения

Вышеупомянутые идеи в основном касались крупномасштабной этики, но даже внутри невинных программных проектов есть много «больших» идей, над которыми стоит подумать с точки зрения программного обеспечения. Например, если ваше программное обеспечение собирает информацию о пользователях, включая расу и религию, как вы будете проектировать свое программное обеспечение, чтобы этой информацией нельзя было злоупотреблять? Как вы будете проектировать свое программное обеспечение, чтобы, если кто-то после вас решит использовать его во зло, он не сможет этого сделать? Как вы спроектируете свое программное обеспечение, чтобы, если кто-то взломает вашу базу данных, он не сможет злоупотребить этой информацией? При создании программного обеспечения вы должны сосредоточиться не только на технической стороне, но и на человеческой стороне с точки зрения ваших векторов злоупотреблений.Недавний пример этого — недавно введенные в Европе правила GDPR, которые были разработаны для обеспечения того, чтобы пользователи программного обеспечения имели адекватный контроль над данными, которые оно собирает о них. Другой пример — HIPAA, закон США, регулирующий данные, связанные с электронным здравоохранением. Эти законы прекрасны, но, как инженеры-программисты, мы не должны ждать, пока будут созданы законы этичного поведения — мы должны однажды внедрить эти идеи в наше программное обеспечение.

Другой важный аргумент связан с алгоритмической предвзятостью.Может быть очень странно думать об алгоритмах как о предвзятых, но алгоритмы написаны людьми и подвержены тем же предубеждениям, которым подвержены люди. Эта предвзятость стала еще более очевидной с появлением и популяризацией машинного обучения, когда критерии принятия решения не определяются инженерами. Вместо этого инженеры предоставляют тестовые данные с метками, а алгоритм машинного обучения пытается предсказать, какая часть тестовых данных приведет к желаемым меткам, чтобы он сам мог метить новые немаркированные данные.Для отличного введения в тему см. Видео CPG Gray How Machines Learn. Однако, если во входных данных присутствует смещение, в алгоритме машинного обучения обязательно будет смещение. Например, недавно было объявлено, что внутренний проект Amazon по прогнозированию успеха кандидатов на основе их резюме был отменен после того, как было обнаружено, что алгоритм строго наказывал женщин только за то, что они были женщинами, а не за что-либо, связанное с их навыками или опытом. Скорее всего, это произошло из-за предвзятости входных данных, в основном из-за мужчин, и из-за уже существующей когнитивной предвзятости, которая заставляла Amazon непропорционально нанимать мужчин.Стоит отметить, что этот проект никогда не использовался, и хорошо, что Amazon уловил эту предвзятость, но это также должно быть предметом вашего внимания.

При разработке алгоритмов, влияющих на людей и их жизнь, мы должны быть особенно осторожны, чтобы убедиться, что в них нет предвзятости, особенно в отношении и без того находящихся в неблагоприятном положении групп людей. Если вы разрабатываете программу для чтения резюме, которая повлияет на шансы людей на прием на работу, убедитесь, что она не отвергает непропорционально женщин или цветных людей.Если вы разрабатываете систему для показа комментариев или сообщений, убедитесь, что вы случайно не продвигаете разжигающий ненависть и разобщающий контент, даже если он отлично подходит для взаимодействия с пользователями. И так далее.

Я могу многое сказать по этой теме, но, в конце концов, хорошо иметь предысторию всех способов, которыми ваши алгоритмы и программное обеспечение будут использоваться во благо, а не во зло. Мне вспоминается Кэссиди Уильямс, которая раньше работала в Venmo, которая недавно писала о реализации функции блокировки в Venmo, поскольку сталкеры использовали запросы Venmo, чтобы преследовать людей сообщениями, когда они заблокированы на всех других платформах.Никакие другие инженеры до нее не думали создавать блочную функцию, поскольку они не думали об этом конкретном случае. Важно думать об этих «человеческих» особенностях технологий; как ваш сервис может работать против ваших первоначальных идей или как люди могут злоупотреблять вашим сервисом. Этот тип мышления также помогает, когда ваша команда разнообразна и основана на разном опыте, но как человеку полезно читать о том, где другое программное обеспечение дает сбой, и как вы можете улучшить свое собственное. Есть множество людей, которые публикуют блоги, твиты, видео на YouTube и другие средства массовой информации об этих проблемах, с которыми они регулярно сталкиваются, и поэтому хорошо их искать.

Другой способ подумать об этой проблеме — подумать о программном обеспечении, которое увеличит чистую прибыль в мире. В настоящее время в этом мире много проблем, и если вы сможете точно определить одну из этих проблем и придумать реальный способ решить ее с помощью программного обеспечения, ваш код будет увеличивать чистую пользу в мире! Если у вас нет никаких идей, существует множество некоммерческих организаций, которые остро нуждаются в инженерах-программистах, и поэтому, выделив для них несколько часов, можно добиться больших успехов в помощи людям.

Наконец, я считаю, что гуманитарное образование следует получать только потому, что оно делает людей более разносторонними. Это, конечно, играет на руку и другим преимуществам лучшего общения и лучшего понимания мира, но также полезно узнать о гуманитарных науках ради того, чтобы узнать о них. Мы, люди, представляем собой чрезвычайно интересный вид, и о нас можно так много узнать, что это ошеломляюще. Людям не следует узнавать что-то большее, чем просто наука и технологии, иметь более тонкую предысторию и понимание мира.Ваше дальнейшее изучение гуманитарных наук может даже вызвать интерес к литературе, музыке, политике, истории или любой из многих других областей гуманитарных наук. Изучение этих вещей — отличный способ стать более разносторонним, поговорить с другими на сложные темы, а не просто быть кем-то, кто знает только о темах, связанных с STEM.

Вы даже можете использовать свой новый опыт, полученный в результате этих исследований, и использовать свои навыки разработки программного обеспечения для создания уникальных проектов, связанных с пересечением этих двух областей.Эти типы проектов, как правило, наиболее уникальны и интересны людям, даже если они используются только для вашей собственной практики или для того, чтобы похвастаться в резюме. Освоение этих навыков также может сделать вас более сочувствующим пользователям вашего программного обеспечения, поскольку вы сможете понять точки зрения людей, которые не посвящают свою жизнь технологиям.

Наконец, изучение гуманитарных наук — отличный способ расширить свой кругозор и отрабатывать те его части, которые вы обычно не используете. Это, в свою очередь, может помочь вам стать лучшим инженером, поскольку многие инженеры обдумывают проблемы и думают о различных ситуациях.Я не нейробиолог, и у меня нет убедительных данных по этому поводу, поэтому я не даю никаких обещаний. Однако, судя по личным данным, большинство лучших инженеров, которых я знаю, интересуются темами, не связанными с информатикой. Например, мой друг Райан Маркус, который почти закончил свою докторскую диссертацию в области CS из Брандейса, получил степень в области гендерных исследований, а также информатики в своем бакалавриате. Я не хочу делать общих заявлений, основанных на одном человеке, но я просто хотел показать вам, что вы можете получить гуманитарное образование без ущерба для своих способностей в области компьютерных наук, а в некоторых случаях это может помочь расширить ваш мозг в правильном направлении.

В конце концов, изучение гуманитарных наук отлично подходит для ваших программных способностей, но эти предметы также полезно изучать, чтобы узнать о нас как о людях. Будучи разносторонним человеком, вы узнаете больше об окружающем мире и сможете думать о своем программном обеспечении так, как оно вписывается в этот большой мир.

Итак, теперь вы прочитали этот пост и, надеюсь, убедились в том, что гуманитарное образование важно для инженеров как для вас, так и для пользы пользователей вашего программного обеспечения.Но что делать теперь?

Если вы еще в школе

Если вы еще учитесь в школе, примите мой совет близко к сердцу и возьмите уроки гуманитарных наук, которые вас интересуют и которые, по вашему мнению, улучшат ваши коммуникативные навыки. Эссе могут быть трудными и запутанными, если вы к ним не привыкли и когда вы единственный инженер в классе гуманитарных специальностей, но сложность будет вам полезна. Если это предмет, который вас интересует, например, конкретный период истории или конкретная тема в политике.Было бы хорошо пройти курс, который поможет понять борьбу меньшинств и других обездоленных людей в мире, чтобы вы могли больше узнать об их борьбе и о том, как вы можете использовать эту информацию для улучшения вашей разработки программного обеспечения. Вы не должны изучать совершенно новую специальность или второстепенный, но посещение нескольких классов, выходящих за рамки вашей области знаний, будет иметь большое значение.

Кроме того, при разработке нового проекта попробуйте написать проектный документ, соответствующий этому, и добавить эту документацию в свой Github.Это поможет вам научиться обсуждать технические идеи на английском языке, а также станет отличным способом продемонстрировать свой проект. Вы также можете создать блог, похожий на мой, или стать волонтером для проведения презентаций в вашей школе на различные технические темы, чтобы помочь другим в области информатики.

Если вы не из школы

Если вы не ходите в школу, это не значит, что вы все еще не можете учиться самостоятельно! Посмотрите видео на YouTube по интересующим вас темам. История — отличное место для начала, но в наши дни в Интернете читают лекции буквально обо всем.Найдите интересующий вас предмет и глубоко погрузитесь в него.

Тоже разжечь! Kindle стоит около 100 долларов и позволяет хранить на нем сколько угодно книг. Kindle буквально изменил мою читательскую жизнь, и я перешла от чтения ~ 0 книг в год к чтению нескольких в этом году. Электронные книги, как правило, довольно дешевы, но есть и множество книг в общественном достоянии. Если вас интересуют какие-либо рекомендации, загляните в мою учетную запись Goodreads. Помимо книг найдите блоггеров и прочтите их сообщения.Следите за ними и в Твиттере!

Наконец, попробуйте найти способы поделиться идеями в сфере технологий. Как и выше, вы можете писать документацию для своих личных проектов или даже пойти моим путем и создать блог, чтобы писать на подобные темы. Это не только поможет вам, но и всем, кто узнает из вашего блога!

Если вы преподаватель CS

Если вы учитель информатики в средней школе или колледже, я настоятельно рекомендую вам включать в свои уроки гуманитарные науки и этику.Как человека, который любит обучать людей информатике, меня пугает то, что однажды я могу дать кому-то возможность создавать программы, которые будут использоваться во вред, а не во благо. Есть много способов включить гуманитарные науки в уроки базовой информатики. Например, если вы изучаете цикл for, вы можете перебирать корпус какой-нибудь пьесы Шекспира для поиска слов. Другой пример — определение алгоритмов на примере вязания, поскольку вязальщицы в основном следуют алгоритмам при создании своих работ.Есть множество способов включить идеи гуманитарных наук в ваши уроки на всех уровнях, и даже на базовом уровне они продвигают идею о том, что гуманитарные науки и информатика должны работать вместе, а не быть врагами. Хорошим примером использования гуманитарных дисциплин на уроках информатики является курс «Вычислительная техника для поэтов» в Уитонском колледже, который предназначен для изучающих английский язык. Ознакомьтесь с любыми материалами, которые вы можете добавить в свою учебную программу.

Кроме того, вы можете привнести в свои классы больше гуманитарных элементов.Обсудите определенные проблемы в технологиях или о том, как лучше всего что-то реализовать (даже если нет правильного ответа). Попросите студентов сделать презентации о своих технических решениях проблемы, о проблеме, с которой сейчас сталкиваются технологии, или о новой технологии или среде программирования. Предложите им решения проблем в классе на доске и научите их решать проблемы устно с другими, имитируя собеседование по программному обеспечению. Вы также можете заставить их создавать файлы README.txt для своих представлений и оценивать их по тому, насколько хорошо они объясняют свои идеи, а также насколько хорошо они их закодировали.Поощрять этот тип мышления сложно, но он действительно подготовит студентов к реалиям в этой области.

Пожалуйста, внесите этику в свой класс и поднимите несколько острых вопросов и обсудите, что можно и что нельзя делать. Мой профессор криптографии сделал именно это в наш первый день: упомянул, что то, что мы узнали в классе, можно использовать во благо или во зло, и, пожалуйста, использовать это во благо. Специально для учителей старших классов вы можете позволить себе несколько дней в году, чтобы поговорить о текущих этических проблемах в вычислительной технике или о прошлых, таких как IBM и Холокост.Благодаря этому ваши ученики станут намного лучшими людьми и инженерами, и вы сможете с удовольствием научить их этическим основам для принятия правильных решений, когда они выйдут из вашего класса.

Если вы отвечаете за программу CS, вы должны поощрять своих сотрудников привносить в свои уроки гуманитарные науки и этику. Предоставьте им ресурсы и пространство для создания этих уроков, и делайте это таким образом, чтобы они не чувствовали, что они идут на компромисс с оставшимися уроками. Если вы сделаете это правильно, ваша программа и качество ее выпускников значительно улучшатся в этой способности.

Если вы гуманитарий

Наконец, если вы гуманитарий, интересующийся технологиями, я надеюсь, что этот пост воодушевил вас, показав, что этот тип мышления не только совместим с технологиями и разработкой программного обеспечения, но на самом деле поощряется и активно используется. Многие люди, склонные к гуманитарным наукам, думают, что технологии не для них, и предпочитают заниматься чем-то другим. Я хочу призвать вас продолжать в том же духе и использовать свои уникальные навыки, чтобы стать отличным инженером-программистом! Сфера остро нуждается в таких людях, как вы, поскольку более разнообразные команды и компании производят лучшие продукты, и точка.

Всем привет! Этот пост немного отличается от того, о чем я обычно говорю в этом блоге, но я надеюсь, что он вам все равно понравился. Надеюсь, я убедил вас, что важно иметь здоровое сочетание гуманитарных наук в вашей степени информатики, чтобы улучшить свои коммуникативные навыки, помочь вам быть в курсе возможных более серьезных последствий ваших программных проектов и помочь вам стать более здоровым. округлый человек.

Как всегда, я буду очень признателен за ваши комментарии в электронных письмах или на любых дискуссионных форумах, на которых вы публикуете это (я удалил комментарии Disqus, так как там есть реклама кликбейтов).Тем более, что у меня нет большого опыта написания о подобных вещах, я хотел бы знать, что вы думаете. Если людям это действительно нравится, я могу написать больше на этические и гуманитарные темы, связанные с CS. И, как всегда, поделитесь, пожалуйста, с друзьями и коллегами и помогите донести информацию. Вы всегда можете ретвитнуть меня или просто отметить меня. Также вы можете присоединиться к моему списку рассылки, чтобы получать электронную почту, когда я публикую что-то новое.

Большое спасибо за вашу поддержку!

Требования Университета Брандейса

Общие требования

Источник

  • Первый год письменного семинара (UWS)
  • Два интенсивных курса письма (Один может быть заменен курсом устного общения)
  • Количественное мышление
  • Третий семестр иностранного языка
  • Незападные / сравнительные исследования
  • По одному курсу в каждой из следующих групп:
    • Искусство
    • Гуманитарные науки
    • Наука
    • Социальные науки.
  • Завершение хотя бы одной специальности.

Примечание. Для этих категорий классы могут учитываться дважды. Вы также можете переводить кредиты из AP классов

Требования к информатике (BA)

Источник

  • Введение в программирование на Java (или AP CSA)
  • Объектно-ориентированное программирование
  • Структуры данных и алгоритмы
  • Дискретная математика
  • Операционные системы
  • Четыре экзамена по CS

Дополнительные требования для бакалавра компьютерных наук

  • Расчет 1-го семестра (или AP Calculus A)
  • Введение в статистику (или статистику AP)
  • Теория вычислений
  • Структура и интерпретация компьютерных программ (SICP, схема)
  • Один дополнительный факультатив

Цитаты из IBM и Холокост

Все цитаты взяты из книги IBM и Холокост, которую вам следует прочитать.

1: Экономия денег переписи населения США

Статистический подвиг

[Холлерита] привлек внимание всего научного мира и даже популярных газет. Его системы сэкономили Бюро переписи около 5 миллионов долларов, или около трети его бюджета. Вычисления были выполнены с беспрецедентной скоростью и добавили драматическое новое измерение всему характеру проведения переписи. Теперь армия переписчиков могла задать 235 вопросов, включая вопросы о языках, на которых говорят в семье, количестве детей, живущих дома и в других местах, уровне образования каждого члена семьи, стране происхождения и множестве других характеристик.Внезапно правительство могло составить профиль своего собственного населения.

2: Об отсутствии этики Уотсона

Уотсон не был фашистом. Он был чистым капиталистом. Но подкова политической экономии не находит расстояния между конечностями. Прирост богатства государством и для государства под руководством сильного автократического лидера, подкрепленного ура-патриотизмом и поклонением героям, привлекал Ватсона. В конце концов, его последователи носили униформу, пели песни и от них ожидалось, что они будут демонстрировать безоговорочную преданность компании, которую он возглавлял.

Нацистская Германия предложила Ватсону возможность обеспечить государственный контроль, наблюдение, наблюдение и регламентацию на самолете, никогда ранее не известном в истории человечества. Тот факт, что Гитлер планировал расширить свой рейх на другие страны, только увеличил предполагаемую прибыль. С точки зрения бизнеса, это был рост аккаунта. Поставить технологию почти полностью принадлежала IBM, поскольку компания контролировала около 90 процентов мирового рынка перфокарт и сортировщиков. Что касается моральной дилеммы, то для IBM ее просто не существовало.О поставке нацистов необходимой им техники даже не шла речь.

3: О пользе техники для нацистов

В авангарде интеллектуальных ударных войск Гитлера стояли статистики. Естественно, статистические управления и отделы переписи населения были клиентами Дехомага номер один. В своих журналах нацистские эксперты по статистике хвастались тем, чего они ожидали от развивающейся науки. Все их высокие ожидания зависели от постоянных инноваций в области перфокарт и табуляторов IBM.Только Дехомаг мог разработать и реализовать системы для идентификации, сортировки и количественной оценки населения, чтобы отделить евреев от арийцев.

В отсутствие четкого закона, точно определяющего, кто в Германии был евреем, нацистские преследования были далеко не герметичными. В течение многих лет такое определение было бы туманным занятием. Даже если бы нацисты могли согласиться с таким толкованием, никто не смог бы подкрепить это определение достоверными данными. С приходом Третьего рейха тысячи евреев нервно полагали, что могут спрятаться от арийской оговорки.

Но евреи не могли спрятаться от миллионов перфокарт, проходящих через машины Холлерита, сравнивая имена разных поколений, обращаясь к изменениям в регионах, родословных и личных данных в бесконечных реестрах. Не имело значения, что необходимые формы или анкеты заполнялись протекающими ручками и едва заточенными карандашами, только то, что позже они были занесены в таблицы и отсортированы с помощью прецизионных технологий IBM.

4: О влиянии на евреев и другое население

По иронии судьбы, в то время как все понимали происходящий злой антиеврейский процесс, практически никто не понимал технологии, которая делала это возможным. Механика была менее чем загадкой, она была прозрачной.

На протяжении 1935 года расовые специалисты, опираясь на подсчеты населения и бесконечные распечатки таблиц, предлагали свои любимые определения еврейства. Некоторые теоремы были настолько обширными, что включали даже малейшее еврейское происхождение. Но большинство пытались создать ограниченные псевдонаучные касты. Эти последние усилия будут охватывать не только полноправных евреев, исповедующих религию или имеющих четырех еврейских бабушек и дедушек, но также так называемых евреев на три четверти, половину и четверть меньшего еврейского происхождения.

Гитлер хотел идентифицировать евреев в массовом порядке. После разработки Нюрнбергские правила будут полностью зависеть от технологии Холлерита для быстрого и массового отслеживания еврейских родословных, как того требовал Рейх. Системы Холлерита предлагали Рейху скорость и масштаб, с которыми только автоматизированная система могла идентифицировать не только половину и четверть евреев, но даже восьмых и шестнадцатых евреев.

В первый год программы стерилизации, 1934 г., более 84 600 дел, переданных в суды по генетическому здоровью, привели к 62 400 принудительной стерилизации.В 1935 г. в результате 88 100 генетических исследований было произведено 71 700 принудительных стерилизаций. В конце концов, стерилизация рассматривалась только как предварительная подготовка к более решительным мерам по очищению Рейха. Зан предупредил в статье статистического журнала: «Политика в области народонаселения в соответствии с принципами расовой гигиены должна способствовать развитию ценных генетических ресурсов, предотвращать плодовитость неполноценных людей и помнить о генетической дегенерации. Другими словами, это означает превосходный жизненный отбор, с одной стороны, и искоренение генетически нежелательного стада, с другой.Для выполнения этой задачи необходима этническая биологическая диагностика ».

5: Требуются инженерные усилия

«Будьте осторожны!» Напомнил огромные буквы с буквенными буквами, обращенные к каждой группе служащих по вводу данных. Инструкции были четкими и простыми. Колонка 22 РЕЛИГИЯ должна была быть пробита в ячейке 1 для протестантов, в ячейке 2 для католиков или в ячейке 3 для евреев. Столбцы 23 и 24 ГРАЖДАНСТВО должны были быть закодированы в строке 10 для носителей польского языка.

Теперь молния антиеврейского законодательства и указов, ограничивающих евреев на всех этапах академической, профессиональной, государственной и коммерческой жизни, будет усилена возможностью нападать на евреев по имени.Более того, путем перекрестной сортировки евреев, указанных в столбце 22, строка 3, с носителями польского языка, указанными в столбцах 26 и 27, строке 10, Рейх смог определить, кто из евреев станет его первой целью для конфискации, ареста, тюремного заключения и, в конечном итоге, изгнание.

Затем последовал удивительный процесс сортировки и пересмотра двадцати пяти категорий информации, перекрестно проиндексированных и отфильтрованных с помощью целых тридцати пяти отдельных операций — по профессии, по месту жительства, по национальному происхождению и по множеству других характеристик.Все это нужно было сопоставить с информацией из земельных книг, списков общин и церковных властей, чтобы создать новую фантастическую базу данных. То, что возникло, было раскрытием еврейского присутствия отдельно по профессии, от города к городу и, по сути, от квартала к кварталу.

Казнь была закодирована 4. Самоубийство закодировано 5. Зловещим кодом 6 обозначалось «особое обращение», термин, обычно понимаемый как истребление в газовой камере, через повешение или огнестрельное оружие.

Антисоциальное должно было быть закодировано 1 в одной колонке.Во втором столбце такие заболевания, как слепота, были закодированы: 1. Психическое заболевание — 2. Калеки — 3. Глухие — 5. Родители, которые уже были стерилизованы, должны быть отмечены буквой «s»; дети, уже стерилизованные «из-за болезни родителей», были отмечены «как». Были установлены единые коды занятий. Рабочие фабрики имели код 19, работники гостиниц и пансионатов — 23, артисты театра — 26. Безработные получили кодовый номер 28. Эти коды были написаны от руки в поле 8 бланков.Заболевания также кодировались: грипп — 3, волчанка — 7, сифилис — 9, диабет — 15; они были введены в поле 9.

Итак, производственные спецификации IBM были строгими. Целлюлоза из хвойных пород была измельчена, обработана и отверждена для создания бумажной массы, содержащей не более 5 процентов золы и не содержащей измельченной древесины, кальциевых волокон, обрабатывающих химикатов, слизи углерода или других примесей, которые могут проводить электричество и, следовательно, вызывать неправильную работу машины Даже в незначительных количествах остатки будут накапливаться на зубчатых колесах и других механизмах, что в конечном итоге приведет к застреванию и отключению системы.Электрические испытания для выявления дефектных листов были обязательными. Бумага при разрезании должна лежать ровно, без скручивания и складок, и иметь твердую гладкую поверхность с обеих сторон, обеспечивающую «хороший щелчок или скрежет» 96. Допуски требовали лабораторных условий мельницы. Толщина бумаги: 0,0067 дюйма плюс-минус только микроскопическая 0,005 дюйма. Ширина: 3,25 дюйма с отклонением плюс 0,007 дюйма или минус 0,003 дюйма. Были произведены две основные длины: 5,265 дюйма и 7,375 дюйма, плюс-минус.005 дюймов в любом случае. Края должны были быть обрезаны под прямым углом, углы — под идеальными углами в 60 градусов, с четвертью дюйма по верху и тремя восьмыми по бокам, все без складок лезвий с бумажным волокном по всей длине карты. Относительная влажность 50 процентов и температура 70-75 градусов по Фаренгейту требовались всегда, включая транспортировку и хранение.

Объединяя компьютерное кодирование и гуманитарное мышление —

Ричард Кулатта, заслуженный оратор-выпускник 2017 года, использует свою гуманитарную степень в области преподавания испанского языка для борьбы с неравенством в образовании в Соединенных Штатах и ​​Латинской Америке.Затем он призвал всех студентов гуманитарных специальностей изучить кодирование как инструмент решения проблем.

«Я невероятно горжусь выпускником гуманитарного колледжа BYU, особенно благодаря программе Humanities +», — сказал Ричард Кулатта, заслуженный спикер выпускников гуманитарных наук 2017 года. Сейчас он является генеральным директором Международного общества технологий в образовании (ISTE), Кулатта помогает школам решать образовательные проблемы с помощью подключения к Интернету.

Когда Кулатта учился на преподавателя испанского языка, он заинтересовался использованием технологий для решения проблемы глобального неравенства в образовании.Кулатта совместно с Fundación Rose организовал проект ORCA по предоставлению компьютеров студентам из сельской местности Гватемалы. «В тот момент, когда мы подключили этот кабель, в тот момент, когда мы подключили эту школу, у этих детей внезапно появился шанс соревноваться в глобально подключенном мире», — сказал он. Подключение к Интернету является важным ресурсом для борьбы с глобальным неравенством в образовании, поскольку оно гарантирует, что даже студенты в развивающихся странах могут получить доступ к информации и экспертам по всему миру.

Кулатта продолжал интересоваться связью, когда он работал в U.S. Департамент образования в Управлении технологий. Когда он приехал в 2011 году, только около 20% школ были подключены к Интернету в классе. Благодаря национальным усилиям к 2017 году это число выросло до 94%. Но все еще относительно немного студентов учились программировать. Это проблема, отметил Кулатта, потому что «если мы не научим наших студентов программировать сейчас, мы по сути передадим на аутсорсинг нашу способность изобретать будущее». В глобальном масштабе понимание компьютерного программирования становится все более важным в самых разных профессиях, и американские школы, исключающие программирование из учебной программы, могут ограничивать успеваемость учащихся.

В Род-Айленде был один из самых низких показателей сдачи теста AP Computer Science в стране. В качестве первого директора штата по инновациям Кулатта сотрудничал с руководителями образования, местными предприятиями и университетами, чтобы взять на себя задачу обеспечить преподавание кодирования во всех государственных школах. «Кодирование — это универсальный язык решения проблем», — сказал он. «С какой бы проблемой мы ни столкнулись, в какой-то момент кодирование почти всегда становится частью решения.«Обучение программированию в школе, — пояснил Кулатта, — дает учащимся возможность участвовать в жизни мира, все более зависимого от технологий.

Однако изучение языка программирования — не единственный способ решения человеческих проблем. Гуманитарные специалисты могут внести большой вклад в технологическую индустрию благодаря уникальному способу их мышления. По словам Кулатта, инженеров-программистов учат задавать вопросы: «Как мы это построим?» Тем не менее, специалисты по гуманитарным наукам могут задавать такие вопросы, как «Стоит ли нам его строить?» и «Каковы этические последствия, если мы построим его?» Он объяснил: «Умение знать, как решать проблемы, и умение знать, какие проблемы нужно решать, — это , а не одно и то же. Если те, кто изучает гуманитарные науки, предпочитают не участвовать в этих разговорах, мы позволяем другим, которые не обучены этому, задать те же вопросы, чтобы занять наше место за столом.Вас приглашают к столу, чтобы говорить на языке: кодирование ».

В конце своей презентации Кулатта призвал всех студентов и преподавателей гуманитарных наук научиться программировать, сославшись на Udacity и Khan Academy как на полезные и бесплатные ресурсы. Он попросил их сначала определить проблему — глобальную или локальную, — которую необходимо решить; во-вторых, получить уникальную квалификацию для решения этой проблемы и изучить кодирование как часть этой квалификации; в-третьих, сотрудничать с другими людьми, обладающими более глубокими техническими навыками, для совместного создания решений.«Мы можем построить мир, в котором технологические решения принимаются теми, кто понимает язык, культуру и искусство, — мир, в котором то, что мы решаем, так же важно, как , как мы это решаем». Кулатта заключает: «У вас есть возможность сделать этот мир реальностью, изучив язык, который позволяет вам участвовать в разговоре».

— Ханна Сандорф Дэвис (бакалавр искусств и кураторских исследований ’17)

Ханна освещает мероприятия гуманитарного центра Гуманитарного колледжа.Она является выпускницей, изучает историю искусств с дополнительной степенью в искусстве.

Фотография предоставлена ​​Хавьером Кесада на Unsplash

Почему студенты-гуманитарии должны учиться программировать — Hacking the Humanities

Хотя я не думаю, что для студентов-гуманитариев необходимо быть первоклассными программистами, я верю, что студент-гуманитарий должен научиться программировать, чтобы понимать и участвовать в большом количестве проектов в области цифровых гуманитарных наук, которые существуют. На прошлой неделе я провел некоторое время в Codecademy, где прошел курсы HTML, CSS и JavaScript.До этих уроков у меня не было ни минуты на программирование, и я был удивлен, увидев, насколько легко им следовать (в результате великолепных руководств Codecademy). Хотя я считал, что у меня все в порядке на этом этапе, я понял, сколько дверей начало медленно открываться для меня, когда я изучал различные компоненты кодирования. Мои глаза внезапно открылись на все, что я мог делать. Это варьировалось от создания веб-сайта о себе для презентации профессионалам, семье и друзьям до создания приложения, которое помогло бы организовать мой день.Все эти возможности точно представлены в книге «Hello Worlds» («Почему студенты-гуманитарии должны учиться программировать») Мэтью Г. Киршенбаума, который подчеркивает несколько ключевых моментов, касающихся преимуществ обучения студентов-гуманитариев программированию. Он начинает свою статью с указания на тот факт, что «программирование — это выбор и ограничения, а также то, как вы решите смоделировать какой-то избранный фрагмент окружающего вас мира в формальной среде компьютера». По мере того, как использование Digital Humanities становится все более и более универсальным для пользователей, мы видим преобразование компьютеров, рассматриваемых как «черные ящики» , — «», понимаемые как механизмы для создания мощных и убедительных моделей окружающего нас мира. .”

Киршенбаум также отмечает, что программисты все чаще говорят об эстетике кода; слова «красивый» и «артистичный» используются так же, как «гроссмейстер может описать шахматную партию». Нетрудно обнаружить, что работа, которую может выполнять код, начала « сочетать функциональный компьютерный код с творческой композицией».

Возникает вопрос: «Следует ли аспиранту позволить заменить продемонстрированное владение языком компьютерного программирования?» и должны ли они заменить другие, более традиционные формы гуманитарных наук? »

Чтобы ответить на первый вопрос, я считаю, что эти двое больше похожи, чем можно было бы подумать.Я считаю, что у таких языков схожая функция: достижение глобализации. Что касается второго, я считаю, что они приносят друг другу пользу. Во всяком случае, цифровые гуманитарные науки восстанавливают определенные категории гуманитарных наук, которые начинают отставать от нашего быстро развивающегося поколения.

В разделе «Привет, мир» (почему студенты-гуманитарии НЕ должны учиться программированию) Эван Донахью утверждает, что «[студенты] не должны позволять своей неспособности программировать мешать им заниматься компьютерными науками. Хотя он предлагает полностью обоснованную точку зрения, на мой взгляд, я предсказываю, что сложность отделения одного от другого будет только расти с течением времени. Я не верю, что студент должен изучать все, что есть в программировании, однако я пришел к выводу, что нужно уметь понимать основные принципы кодирования, чтобы получить максимальную отдачу от любого цифрового гуманитарного проекта. там, особенно если они стремятся создать свою собственную модель или построить ее на основе уже существующего проекта ЦТ в соответствии с их целями.

Есть много сообществ, которые делают возможным такой идеал. Например, DHCommons, — это онлайн-центр, ориентированный на сопоставление цифровых гуманитарных проектов, ищущих помощи, с другими, заинтересованными в совместной работе над проектами.

Независимо от того, какой у вас жизненный путь, рост использования технологий позволит вам заниматься и делиться своей работой с кем угодно по всему миру, открывая больше возможностей для всех.

% PDF-1.6 % 608 0 объект > эндобдж xref 608 81 0000000016 00000 н. 0000003525 00000 н. 0000003710 00000 н. 0000003839 00000 н. 0000003875 00000 н. 0000004142 00000 п. 0000004312 00000 н. 0000004459 00000 п. 0000004493 00000 н. 0000004665 00000 н. 0000004810 00000 н. 0000004844 00000 н. 0000004974 00000 н. 0000005119 00000 п. 0000005153 00000 н. 0000005282 00000 н. 0000005427 00000 н. 0000005461 00000 п. 0000005738 00000 н. 0000005775 00000 н. 0000006209 00000 н. 0000006312 00000 н. 0000006512 00000 н. 0000007285 00000 н. 0000007700 00000 н. 0000008198 00000 н. 0000008374 00000 н. 0000008572 00000 н. 0000009019 00000 н. 0000009195 00000 н. 0000009612 00000 н. 0000009796 00000 н. 0000010610 00000 п. 0000011403 00000 п. 0000012140 00000 п. 0000012889 00000 п. 0000013307 00000 п. 0000013777 00000 п. 0000013955 00000 п. 0000014107 00000 п. 0000014166 00000 п. 0000014367 00000 п. 0000014911 00000 п. 0000015095 00000 п. 0000015826 00000 п. 0000015998 00000 н. 0000016564 00000 п. 0000016743 00000 п. 0000017404 00000 п. 0000017930 00000 п. 0000018777 00000 п. 0000027598 00000 п. 0000028299 00000 н. 0000033727 00000 п. 0000042994 00000 п. 0000045687 00000 п. 0000045741 00000 п. 0000045953 00000 п. 0000046129 00000 п. 0000046407 00000 п. 0000046583 00000 п. 0000047107 00000 п. 0000047235 00000 п. 0000066181 00000 п. 0000066220 00000 п. 0000066283 00000 п. 0000066514 00000 п. 0000066628 00000 п. 0000066746 00000 п. 0000066880 00000 п. 0000067022 00000 п. 0000067198 00000 п. 0000067375 00000 п. 0000067552 00000 п. 0000067809 00000 п. 0000067987 00000 п. 0000068207 00000 п. 0000068370 00000 п. 0000068487 00000 п. 0000068786 00000 п. 0000001916 00000 н. трейлер ] / Назад 265612 >> startxref 0 %% EOF 688 0 объект > поток h ޔ V {LSg? OZJ [lPVb (% LQ # LYZQ *> htno- / uS Ԉ9c̾

Человечество в центре гуманитарного программирования

Кейтлин Гудман, Хранитель отдела редких книг, Бесплатная библиотека Филадельфии. Гудман работает в Отделе специальных коллекций Свободной библиотеки Филадельфии с 2013 года. Она управляет приоритетами на уровне коллекций Департамента редких книг и особенно инвестирует в расширение доступа к коллекциям за счет сочетания передовых методов описания и сообщества. ориентированные на общественные программы.

Мимоза Шах, координатор программы для взрослых в Публичной библиотеке Скоки (Иллинойс). За последние шесть лет Шах разработал возможности неформального обучения для взрослых в сообществе Скоки.В настоящее время она получает степень магистра библиотечных и информационных наук в Школе информации Университета Иллинойса. Mimosa активно участвует в MCN (Museum Computer Network), обучающей организации, занимающейся цифровой трансформацией музеев и сектора GLAM в более широком смысле.

В этом году она и ее коллеги-сопредседатели программы конференции планируют виртуальную конференцию по теме устойчивости и, в частности, того, какие методы можно использовать для сохранения или развития отрасли в условиях неопределенности.Ее работа чередует аналоговую и цифровую, с интересами к медиаграмотности и способам борьбы с кампаниями неверной (и дез) информации; цифровая фотография и то, как мы используем различные платформы для обмена, архивирования и работы с теми ограничениями, которые они несут; изготовление журналов и бумажное искусство, увековечивающие истории, заслуживающие документального подтверждения; и создание пространства для сообществ, маргинализированных из-за аспектов своей идентичности.

В свободное время она любит готовить, фотографировать, путешествовать с семьей и мечтает о путешествиях (после пандемии).

Маргарет Вудрафф, директор библиотеки Шарлотты (Вирджиния). Вудрафф был директором библиотеки Шарлотты в Шарлотте, штат Вермонт, последние 9 лет. До этого она работала библиотекарем молодежной службы библиотеки. Небольшой размер библиотеки и сообщества означает, что программирование — это совместная и интерактивная деятельность; и Вудрафф благодарен за свой предыдущий опыт работы координатором программы в музее Пибоди Эссекс в Салеме, Массачусетс.

Они создали библиотеку как центр в своем городе для новых идей и мероприятий, от семинаров по пермакультуре до дискуссий по внешней политике. Помимо книжных групп и других традиционных программ, их меню включает семинары по поддержке психического здоровья, занятия по семейным наукам и живую музыку. Вудрафф наслаждается возможностью жить и работать в небольшом сельском сообществе при поддержке и поддержке своих соседей. Библиотека Шарлотты рада быть получателем стипендии ALA Resilient Communities по программе, связанной с изменением климата.

Модератор: BB Browne (они / она) — координатор программы в Офисе общественных программ ALA, помогая таким проектам, как «Устойчивые сообщества: библиотеки реагируют на изменение климата», «Связь с сообществом: цифровой доступ в домашних условиях» и проект STEAM Equity Project . Они также являются художником и продюсером в Чикаго, чья работа сосредоточена на общественной заботе и взаимной помощи.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Theme: Overlay by Kaira Extra Text
Cape Town, South Africa