Программисты в армии: Что делать айтишнику в российской армии / Хабр

Содержание

Что делать айтишнику в российской армии / Хабр


«Делать ему там нечего» — ответите вы и будете абсолютно правы. Однако, согласно законодательству Российской Федерации, призыву в ряды Вооруженных Сил РФ подлежит практически всё половозрелое мужское население страны, так что многим айтишникам отслужить-таки придется, хотя и очень не хочется, да. Этой статьёй я хочу примерно обрисовать перспективы для тех, кому хочется (необходимо, придется, заставят — нужное подчеркнуть) отслужить, но желательно всё же поближе к компьютерам. Ну и просто любопытным.

Для начала пара слов о себе, чтобы объяснить, что подвигло меня на написание данной статьи. Мне 24 года, служить пошел в мае 2012, окончив университет, параллельно отработав пару лет программистом в маленькой, но гордой сингапурской геймдев конторе. Признаться, в течении последних лет 10 примерно половину своей жизни я провожу за монитором, так что мне было несколько неуютно от мысли, что на целый год меня этого удовольствия лишат. Ну как-то привык я с утра читать новости и почту, вечерком Хабр и Википедию, а тут на тебе — облом. Тем не менее, облома не случилось, хотя радоваться этому или нет — не знаю.

Про мобильные устройства в армии

В данный момент телефоны и даже ноутбуки(!) в армии для солдат-срочников армии официально разрешены. На практике всё очень сильно зависит от части куда попадешь: от «один час по воскресеньям» (остальное время техника находится в сейфе у командира роты/батареи) до «в любое время, когда ты не в строю и не работаешь». Телефоны есть у подавляющего большинства солдат, более чем у половины военнослужащих их даже больше чем один — самый простенький сдается командиру роты/батареи, второй (третий, четвертый, иногда даже пятый) ныкается в отдаленных карманах формы и носится с собой постоянно. Ноутбук — это уже большая редкость, не рекомендовал бы им обзаводиться пока не поймете что к чему в том месте, где служите. К тому же редкий солдат служит весь срок в одной части, а при переездах ноутбук — это дикая головная боль.

Какой телефон брать вам с собой — решать вам, но я бы посоветовал взять какую-нибудь звонилку с microusb разъемом питания (иначе задолбаетесь искать зарядку когда вы потеряете/сломаете свою, а это случится обязательно) и (опционально) простенький телефон на Android, чтобы хоть немного скрасить суровые армейские будни, предварительно забив всю память телефона любыми фильмами размера ~300-400 МБ. Наличие коллекции на 50-200 фильмов очень поможет вам в налаживании отношений с сослуживцами, зуб даю. Остальные предметы, которые по моему опыту стоит брать в армию в рассмотрение данной статьи не входят, по необходимости отвечу в комментариях.

Про хакеров

«Хакерами», «компьютерщиками» в армейском жаргоне называются солдаты, большую часть дня проводящие за компьютерами. «Хакеров» (мне тоже не нравится этот термин, но уж так их зовут) можно поделить на 2 группы — «по совместительству» (боец, печатающий документацию и улаживающий все компьютерные проблемы в пределах роты — в остальное время такой же солдат, как и все, только невыспавшийся) и «на постоянке» (солдат, работающий в штабе; в жизни роты не участвует или же участвует по минимуму). Плюсы работы в штабе очевидны — миниумум армейского идиотизма вроде покраски травы летом и приведения сугробов к кубическому виду зимой, тесное общение со старшими офицерами, которые обычно поадекватнее командиров взводов/рот; минусы не столь очевидны, но значительны — отрыв от армейского коллектива, увеличенная личная ответственность, отсутствие физической/боевой подготовки.
Как получить должность хакера? По опыту ничего специально делать для этого не надо. В армии даже сейчас очень мало хотя бы мало-мальски технически грамотных солдат, не ожидал. Я никогда ничего не делал, чтобы попасть в штаб, но всё равно быстро там оказывался. Просто не скрывал, что «умею печатать в ворде».

Работа за компьютером в армии

Скрывать не буду, работа, связанная с компьютером в армии большей частью скучная до зевоты. Бесконечное печатанье рапортов, приказов, документов в пакетах Word и Excel. Составление инвентарных списков, отчетов (например, по ГСМ), номенклатур. Печать табличек, бирок, книг и журналов. Заправка струйных и лазерных принтеров. Мелкий ремонт всего, что имеет микросхемы внутри. Настройка, прошивка, установка программ на телефонах, ноутбуках, компьютерах. Восстановление утерянных паролей ко всему подряд, обучение азам работы с компьютером командиров и начальников. Проведение интернета. Однако изредка попадаются и интересные задачи, даже творческие. Например, мне доводилось из головы рисовать план охраны и обороны полевого лагеря, по спутниковым снимкам строить схему части, писать программу для диплома одного курсанта, подделывать сканы несуществующих приказов… Не могу сказать, что я узнал для себя что-то принципиально новое, связанное с техникой, за время армейской службы, но, скажем, количество тех же телефонов, в которых мне довелось поковыряться, превысило то количество телефонов, что я вообще в руках держал за всю свою доармейскую жизнь.

Как видите, никаких особых навыков, чтобы устроиться в штаб не требуется. Достаточно уверенного владения пакетом MS Office и скорости печати хотя бы 200 символов в минуту. Очень пригодится умение работать в Corel Draw. Умеющие ещё ко всему прочему рисовать — вообще нарасхват. В общем, было бы желание, а в штаб попасть всегда можно. Но заранее будьте готовы к тому, что спать вы будете меньше всех. Удачи.

P.S.: Перед публикацией статьи пытался узнать в каком хабе её лучше публиковать, но ответа так и не получил. Поэтому публикую в GTD, «Getting Things Done», хотя тематика стать и слабо связана с тематикой данного хаба.

Каково быть военным программистом: рассказывают военослужащие — новости технологий Украины и мира

Программист в армии — не особо прибыльно, но почетно и увлекательно. Работа проходит как у гражданского коллеги

Инженеры-разработчики программного обеспечения востребованы сегодня в каждой компании и организации, включая вооруженные силы. И если специалисты в гражданском секторе известны своей большой зарплатой и возможностью ее роста, то в армии условия другие. Военнослужащие из подразделения разработки Министерства обороны Елизавета Бойко и Сергей Гальчинский рассказали в интервью DOU, как работают программисты на службе украинской армии.

1. Не программисты, а связисты

Один из прямых путей стать военным программистом — учеба в Военном институте телекомуникаций и информатизации им. Героев Крут (раньше был при КПИ). Именно таким образом Елизавета и Сергей оказались в вооруженных силах. Однако, говорит, Сергей, получить должность программиста уже в армии — это счастье. Ведь в сфере обороны специалистов такого профиля называют не военным разработчиком, а связистом. И обычно дают должность, на которой предполагается работать со средствами связи.

2. Зарплаты низкие

В армии есть проблема с программистами: когда выпускники военных учебных заведений видят зарплату, они идут работать в гражданский сектор. Также есть большая текучка кадров из-за того, что зарплата инженера-программиста в оборонной сфере сейчас составляет $600-700. При этом, говорит Сергей, можно вырасти до Senior developer’a и все равно получать эти деньги. Разработчики в гражданском секторе получают от $650 до $5000.

3. Рабочий день как у всех

У военного программиста обычный рабочий график — с 8 утра до 17 вечера. Рабочий день проходит практически так же, как у гражданского программиста.

В армейской разработке используется принцип Agile (это подходы, обеспечивающие быстрое и гибкое реагирование на текущую ситуацию и задачи). Период для создания готового программного решения для указанной задачи в армии составляет две недели. В понедельники ставят задачи, каждый день проходят встречи и совещания, а в пятницу показывают результат.

4. Военная специфика знаний

Быть военным IT-специалистом гораздо сложнее, чем работать в гражданской сфере из-за более высокого порога вхождения. Для разработки военных систем необходимо понимать специфические используемые протоколы, требуется работать согласно стандартам НАТО.

Набор используемых военным программистом технологий разный: это и низкоуровневые задачи, и программирование на Spring Framework. Сложностей добавляет то, что многие вещи не имеют документации, а некоторые — запрещают разглашение. Любимый прием программистов — поиск в Google — не приносит требуемой информации.

5. Военный программист — это не только военный

Сегодня чтобы стать разработчиком в армии необходимо два условия: военное звание и образование в сфере компьютерных наук. Однако это уже меняется и скоро к разработке допустят гражданских программистов.

6. Хакатоны есть, их проводит  НАТО

Как и гражданские программисты, их военные коллеги тоже имеют возможности демонстрировать свое мастерство на хакатонах. Их проводит НАТО и впервые на один из них, проходивший в Лондоне, Украину пригласили в 2017 году. Наши военные участвовали в направлениях «Программирование» и «Комбинация», где завоевали два первых места. На хакатоне в 2018 году в Черногории украинские военные тоже вошли в топ каждой из трех категорий, но уже заняли первое, второе и третье места.

Хакатоны, говорит Сергей, фактически подарили шанс пообщаться с людьми, которые посвятили последние 15-20 лет жизни развития информационных систем НАТО.

По мотивам НАТОвских хакатонов программисты украинской армии решили провести Национальный оборонный хакатон. Судьями были эксперты из НАТО, а к участию допустили курсантов.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Программист в армии: Деды меня не трогали, проблемы были с бобрами — Хартия’97 :: Новости Беларуси — Белорусские новости — Новости Белоруссии — Республика Беларусь

44 Владимир Поляков

Белорусский JS-разработчик, которого забрали в армию с 4-го курса, рассказал всю о службе.

10 августа вступил в силу «закон об отсрочках». JS-разработчик iFuture Владимир Поляков попал в армию на четвёртом курсе. «Не предполагал, что решение перевестись на «заочку», приведёт к перерыву в учёбе на 1,5 года», — говорит молодой человек.

Он написал dev.by письмо с предложением рассказать «без купюр», с чем ему самому пришлось столкнуться во время службы 7 лет назад.

«За год до этого отменили отсрочку для заочников»

— В 2008 году я поступил в БНТУ: вообще-то я хотел изучать программирование, но баллов, чтобы пройти на бюджет не хватало, — так по совету отца подал документы на приборостроительный. Думаю, тем, кто учился в техвузе, не нужно рассказывать о студенческих буднях: холодные «поточки», шкафы, бьющиеся током, и программирование на грифельной доске в лаборатории, где из техники только старые вольтметры да осциллографы.

У меня такой характер — я мог запросто высказать своё недовольство преподавателю, что мы застряли в прошлом веке и пишем код на листиках бумаги. А он бубнил в ответ, что настоящий программист должен уметь работать в любых условиях. В общем, болото.

Летом после третьего курса я начал работать. Интересная история вышла: я пришёл на практику, как будущий инженер, а мне сказали: «Да зачем ты тут нужен — иди-ка на склад, у нас кладовщика нет». И знаете, мне там понравилось: работаешь, зарплату получаешь в долларах — и никто голову не дурит. Замечательное место.

К осени я созрел к переводу на «заочку» — не видел смысла ещё два года протирать штаны за партой. Ребята-платники переводились без каких-либо проблем, но, как оказалось, для бюджетников была предусмотрена другая процедура — через отчисление. С выданным обходным листом я пошёл сначала в библиотеку, затем по кафедрам, потом в военный кабинет — а оттуда вышел уже с повесткой в кармане.

Фото: dev.by

Не пытались ничего предпринять?

Да что тут предпримешь: я подтягивался 20 раз, был в хорошей физической форме, и у меня вообще не было проблем со здоровьем. Потом уже я узнал, что за год до этого отменили отсрочку для заочников, так что даже если бы я успел перевестись, меня всё равно бы забрали в армию.

В военкомате сказали, что осенний призыв уже укомплектовали: «Пойдёшь на следующий». У меня было жуткое состояние — вообще перестало что-либо интересовать, накрыла какая-то «абыякавасць».

Меня забрали 22 мая. Распределили в часть в 20 км от Минска. Учебка оказалась неплохим местом: у нас были хорошие сержанты, весёлые ребята. Мы много занимались — бегали, тренировались на турниках, стреляли. В комментариях под другой статьёй dev.by писали, что некоторым срочникам и одного патрона за всю службу не дадут. Но у нас прямо под боком было своё стрельбище — за месяц раза 4 на стрельбы выбирались.

Иногда сержанты рассказывали байки о том, что творится в ротах. А мы не верили: ну как такое возможно — в казармах же повсюду камеры, вся «взлётная полоса» (так у нас называли центральный проход между кроватями) просматривается. «Поверьте, учебка — это просто пионерский лагерь», — отвечали они.

«Срочники — закрытое комьюнити. Ничто не выходит наружу»

Дальше была мандатная комиссия: на ней распределяли либо в патрульную роту, либо в спецназ. Я выбрал второе — спецназовцы не несли постовую службу, не ходили в караул и наряды по столовой, и выходной у них был в воскресенье, а не в понедельник. Плюс после курса молодого бойца я подтягивался 25 раз, разбегался — чувствовал себя на пике физической формы.

Ребята в роте делились по призывам: младший — духи, средний — бобры, а старший — деды. Всю грязную работу положено выполнять духам, а бобрам следить за ними. А деды «чилили» — они были на «заслуженном» отдыхе. Естественно, нам говорили, что об этом нельзя никому рассказывать. Хотя это абсурд: в армии постоянно проходили анкетирования, приезжали офицеры с проверками, но всё равно вскрыть было невозможно — все писали одно и то же: «всем довольны», «дедовщины нет».

Фото: dev.by

— Не было ни одного человека, который заявил бы о неуставных отношениях?

— Нет, конечно!

— А вы?

— А что я? Я тоже говорить не буду. Напишешь — начнутся проверки, а это ещё хуже: тогда проблемы будут у всех. А если кто-то пронюхает, что это ты рассказал, так вообще… Срочники — очень закрытое комьюнити. Ничто из того, что происходит внутри него, не выходит наружу.

— Почему?

— Потому что это «пацанский» коллектив: заложить кого-то из товарищей — самый страшный из грехов. За это солдата «забалбешивают»: берут советский резиновый тапок со звездой на подошве, смазывают гуталином — и трижды лупят им по лбу. Говорили, что это сопоставимо с «опущением» на зоне: «больше никто не станет с этим человеком разговаривать, не сядет за один стол. Он будет выполнять самую грязную работу, например, чистить туалеты».

— То есть вы боялись «забалбешивания»?

— Знаете, первые несколько недель ты в жутком стрессе — один в незнакомой обстановке. Пока ты не «влился», ты не будешь лезть на рожон. Какое-то время у нас было тихо. Бобры намекали, что они пока присматриваются, но «вот-вот…» Духи шептались, что деды скоро установят свой порядок. Но я не верил: нормально же живём. Да, солдаты из младшего призыва работают больше, но такое есть в любом коллективе.

И вот недели через две вечером, пока офицеров не было, бобры собрали нас в «ленинке» (так называли комнату политинформации) — и «выкатили» список требований. Мы должны были застилать и расстилать дедам кровати, подшивать им воротнички, варить кофе, отдавать им ссобойку, которую привезли родители, пополнять счёт на мобильном телефоне и доставать для них сигареты и насвай. Мы в принципе должны были выполнять все поручения дедов. Для этого была команда: «Раз!» И хоп — ты подскакиваешь со словами: «Разрешите быть полезным».

— А если кто-то не подскочил?

— Ему могли «лосей прописать» — это когда ты сводишь руки на лбу, и тебе их пробивают. Заставить танцевать «коко-джамбу», чтобы ты прыгал вприсядку, переставляя ноги, или «на кости» могли поставить — и тогда ты должен принять упор лёжа на кулаках.

Фото: dev.by

— Сколько нужно было стоять в такой «планке»?

— Пока не разрешат встать.

— А если упадёшь?

— Заново вставай.

— А если сил больше нет?

— Терпи. Они могли взять другого солдата и вместо тебя поставить. Ещё духам нельзя было произносить слова «раз» и «сколько». А когда кто-то из дедов спрашивал: «Сколько?» — ты должен был ответить, сколько ему осталось служить. Это мог быть любой вопрос: «Сколько книг ты прочитал?» — и ты чеканишь. Не ответишь — могли «лося прописать».

Ещё в столовой духам нужно было делать «доклад». «Разрешите обратиться, разрешите доложить, сколько дедушке служить. До счастливого денька осталось…» — и называешь цифру в днях. После того, как солдат сделал доклад, дед давал ему масло. Если духи не разбирали всё масло, деды могли размазать его по головам бобров. И тогда те уже отрывались на духах.

«Когда мы были духами, нам говорили то же самое. Вас это не спасёт»

Офицеры говорили: «Если будет дедовщина, вы только скажите — всем будет хана». Деды смеялись: «Когда мы были духами, нам говорили то же самое — слово в слово. Но вас это не спасёт». Они доводили до нас, что «жить так — нормально»: чтобы получить привилегии, нужно сначала «ханку похлебать». Духов, которые старались больше всех, премировали — могли на месяц раньше прописать по попе бляхой, чтобы они стали бобрами.

— Это обязательный ритуал?

— Конечно. А как же без этого?!

— Выпороть пряжкой от ремня? И сколько раз?

— 18 — по сроку службы.

— Я не бегал по каждому «раз» от дедов. Но и старался не огрызаться, хотя мне очень не нравилось, что нам не давали спать (из-за этого ребята чувствовали себя плохо). Бобры каждый раз угрожали, если что, «затянуть по уставу» — и я всё думал, как же быть. А потом я понял, что ведь устав — обоюдоострый меч: ты грозишься меня «затянуть» (то есть найти управу), так ведь и я могу сделать то же самое.

Я изучил устав от корки и до корки: знал свои обязанности, а также обязанности сержанта. Меня отправляли туалеты чистить — окей, но ночью поднимать себя больше я не позволял. До меня докапывались — я отвечал, ругался с ними.

— Не дрались?

Я был одним из самых здоровых ребят. Это ведь были обычные пацаны 18-19 лет, а мне уже исполнилось 22 года. Они пытались меня строить — я давил их интеллектом, иногда давали друг другу по корпусу, но не сильно.

— Синяки оставались?

— Нет, конечно! Все понимали: будет синяк — будут проблемы. Было время, меня хотели «забалбесить», но я шантажировал: «Тогда вам всем хана будет». И они отступали, потому что боялись попасть на губу — ведь это грозило отсрочкой дембеля. Я никому не позволял пробивать мне «лосей». Мне говорили: «Накидывай!» — я посылал их, и разговор закончен. А по уставу меня не «затянешь», я его знал хорошо и говорил: «Ребята, что вы гоните — там нет этого, фокус не пройдёт».

Фото: dev.by

Деды меня не трогали. Проблемы в основном были с бобрами. Но мне повезло: у меня был хороший сержант — взрослый парень, только после института. Он рассказывал мне свою историю, и как он в своё время ничего не мог сделать. Говорил: «Ребята хотят „затянуть“ тебя моими руками, но я не собираюсь им помогать». А потом сказал бобрам, что офицеры велели меня «не трогать».

Солдаты из моего же призыва считали меня белой вороной. Как-то меня так всё достало, что я выставил бобрам ультиматум: «Если вы тронете хоть кого-то из духов — любого, мне по барабану кого — пойдёте на зону все до единого!» Я сказал, что всё это время носил в кармане диктофон — и теперь он был уже у моих родителей. Они стали кричать: «Ты блефуешь», — но было видно, что испугались. И тут один из духов сказал: «Да что ты лезешь? Мы сами хотим так жить: это правильно. Мы все нормальные пацаны — не как ты. Не вмешивайся в нашу жизнь!»

— Сколько у вас было старослужащих, а сколько новичков?

— Нас было 30 человек, бобров и дедов — 20.

И несмотря на то, что вас было большинство, ребята не бунтовали?

— Сначала нет. Но через 2 недели после того случая ко мне подошли несколько человек: «Можешь сказать им, чтобы и нас не трогали?». Вечером я объявил: «Пацаны, всё!» Ребята подтвердили. В итоге «по дедухе» у нас жило всего 7 человек.

Почему они не присоединились к большинству?

— Понимаете, во время службы я встречал людей, которые к 18 годам читали по слогам. «Чёткие пацаны» — в реальной жизни я за километр их обходил бы. Там много хороших ребят, но не все мои сослуживцы отличались воспитанием. Для меня норма — читать книги и учить языки, а для одного из тех солдат — бухать в подъезде: мол, кто этого не делал, тот «жизни не видел».

«Нужно было либо быть „терпилой“ и плыть по течению, либо что-то предпринимать»

— Осенью я пошёл на сержантские курсы в другую часть. Там я испытал на себе, что бывает, когда подключаются офицеры.

В армии есть правило: не доходит через голову — дойдёт через руки и ноги. Однажды после ужина сержант стал «прокачивать» ребят, учившихся плохо. Каким-то боком в их число угодил и я, хотя у меня с учёбой проблем не было. Сержант велел «подбрасывать невесту» (то есть поднять сослуживца на руки и подкинуть вверх) — я огрызнулся: «Я не собираюсь этого делать, не имеете права!» В итоге он вывел роту на плац и заставил всех принять упор лёжа.

Я смотрел на лежащих передо мной 100 человек и слушал, что я «не хочу заниматься». Не стерпел: «Товарищ сержант, я могу потянуть вас за губу, — я знал, что он любил закидываться насваем, а новый комбриг за это нещадно карал. — Полетите «на десятку».

С тех пор ко мне стали придираться офицеры. Я был отличником боевой службы, а мне писали в личном деле: «Осваивается в коллективе плохо, ведёт себя высокомерно, из-за этого проблемы». Угрожали с позором выгнать. Дошло даже до того, что кто-то позвонил моим родителям — в часть примчался старший брат: «Вова, что вообще происходит?»

Фото: dev.by

Апогеем стал приезд моего взводника (командира взвода). Он отозвал меня на беседу и несколько раз ввалил локтем по корпусу. В тот момент я понял, что чувствует человек, которому кажется, что жизнь кончена. Я был очень подавлен.

Долго думал, как вообще могло дойти до такого, и понял, что меня сдал сержант. Пошёл на беседу к комвзвода и сказал, что не стану молчать: «Он употребляет насвай, у него есть мобильный телефон — если всё это всплывёт, у вас тоже будут неприятности».

В итоге от меня отстали. Я закончил курсы и вернулся в роту. Там офицеры уже были наслышаны о моих «подвигах». Ребята рассказали: «Вова, пока тебя не было, деды тебя смешали с грязью — наговорили с три короба. Тебя хотят турнуть из роты».

Я пошёл к лейтенанту, с которым у меня ещё до сборов были неплохие отношения. Он сказал: «С понедельника пойдёшь к психологу — будем готовить тебя к переводу». У меня случился приступ истерики: «Я же должен буду рассказать ему обо всём, что происходило в роте, — что не хотел носить никому кофе, застилать чужую кровать и прочее?»

— Вы манипулировали им?

— На самом деле я был очень напуган. И мне ничего больше не оставалось. Нужно было либо быть «терпилой» и плыть по течению, либо что-то предпринимать — и я барахтался.

У нас постоянно говорили: «Уйдут деды — и всё будет хорошо». А с их уходом всё пошло по новой. Некоторые солдаты из моего призыва потихоньку стали забывать, через что они сами прошли в самом начале. Говорили новым духам: «Его не слушайте, он вообще никто».

Я призывал новичков не бояться. Среди них был один здоровяк — точь-в-точь Вождь Швабра у Кена Кизи: ручищи такие, что гвоздь кулаком мог бы забить. А он мямлил: «Я не могу… Боюсь». Что меня радовало — каких-то сдвигов мы всё-таки добились, но кофе, кровати, «прокачки» и воротнички всё же остались.

— Как сержант вы не могли повлиять на ситуацию?

— На меня свалился ворох новых обязанностей — не оставалось ни сил, ни времени вообще ни на что. Была негласная договорённость о том, чтобы духов из моего отделения не трогали. Один из них и сейчас звонит мне и благодарит за «счастливую духанку». Но Вождь, например, не выдержал — перевёлся в другую роту. Ещё пару парней последовало его примеру.

Став бобрами, новые духи почувствовали силу — начали посылать меня на три буквы: «Ты не дед». Они принимали анаболические стероиды, и из-за этого набирали мышечную массу — пригрозить им физически было уже тяжело. За год стычки истощили меня. Чтобы изменить что-то, нужны были меры свыше.

Закончилось всё тем, что в один прекрасный день пришла проверка. Тихий паренёк написал бабушке, что его прессуют. А та обратилась в администрацию президента. Всё в итоге замяли, но ротного командира и замполита сняли. А потом пошли проверки одна за другой — новый ротный мог залететь в казарму даже в 3 часа ночи.

Фото: dev.by

«Это выглядело так: взрослые дяди играют в войнушку»

Я понял вот что: воду обычно баламутит небольшая группа ребят. А остальные остаются в стороне и ни во что не вмешиваются. Я пытался, как мог, изменить порядки, но это тяжело. Ребята боятся: вот сдашь ты всех, но домой же не уедешь — останешься в роте, пока будет идти разбирательство, станешь изгоем. А это ещё хуже.

Если в роте выявили дедовщину, главный вопрос, который следует задать всем: «Кто вас научил?» Повторяясь, такие вещи тянутся не один призыв, и у любого может быть рыльце в пушку.

Я восстановился в университете ещё в сентябре 2013 года, когда ходил в отпуск. На своём же факультете, но специальность выбрал другую — техническое обеспечение безопасности.

Приятели дали мне свои конспекты — я учил. Вообще я в армии много читал — всего Акунина, Айн Рэнд, Виктора Гюго «Человек, который смеётся» и «Отверженных», «Гарри Поттера» на английском, чтобы не забыть язык, и даже Гёте «Фауста» и военные рассказы Толстого.

После университета я какое-то время занимался системами безопасности. Попутно учил «программуху». Сначала хотел восстановить свои знания по С, а потом понял, что лучше выучить Java. Пошёл на курсы EPAM — и после 2,5 года проработал в этой компании. Уволившись, перешёл в Playgendary, а потом в iFuture.

Армия многому меня научила: я перестал лезть на рожон — научился сначала думать, а потом делать. Но если честно, это тот опыт, который я всем желаю приобрести заочно — не напрямую.

Что я думаю о законе об отсрочках — плохо это всё. Ребята не пойдут больше в колледжи, а также в магистратуру. Я сам учился в магистратуре — поступил для себя, но не закончил, потому что преподаватели ничего толком не объясняли, а просто скидывали нам лекции со словами: «Вы должны учиться сами». Всё так, наверное, но я-то за что-то заплатил 600 долларов — сам я могу и бесплатно дома учиться.

В срочной службе как таковой я не вижу смысла. Да, в армии мы много бегали, пару раз даже на воде, и в лесу в бронежилетах — прикольно. Но на самом деле это выглядело так: взрослые дяди играют в войнушку. Имитация штурма здания — тоже ни о чём: бежишь, строчишь тра-та-та-та-та.

У нас не было и особой подготовки: пацаны, которые занимались боксом, показывали, как бить грушу, — и мы тренировались. В общем, самодеятельность какая-то. И «закон об отсрочках» ничего не изменит: систему нужно менять.

И ещё: знаете, что я чувствовал после армии? Пустоту. Вот я вернулся: кто-то из моих однокурсников в это время уже учился в магистратуре, кто-то — работал в международной компании. А у меня ни работы, ни образования, и что делать, непонятно — не охранником же в магазин идти. Снова накрыла депрессия. И понадобился год, чтобы прийти в себя, начать работать и выбраться.

Армия открывает охоту на программистов

ivan

  Не знаю как программистам, но если человек планирует делать карьеру или на гос. службе или в политике, то уклонение от армии поставит на этих планах крест.


Wenfri

Если кто боится дедовщины и вы попали в армию, то лучше не говорить никому о своих познаниях в компах, потому что в армии не любят тех кто выделяется.
Там где я служил, плохо относились к тем, кто пытался облегчить себе службу сидя за компом и т.п.
Даже если сидеть в штабе за компом, то от дедовщины все равно никуда не деться, ведь ночевать канцеляры все равно идут в казарму. А вся дедовщина как раз ночью происходит. Тут даже дело не в дедовщине, а в том что кода деды уйдут, канцеляров уже будут унижать свой призыв.
Опять же, все зависит от конкретной воинской части, но по большей части везде так как я описал.


ArtProg

Wenfri -> Если парень заслуживает уважения — хоть программист ты, хоть дворник — любый призыв это видит и особых проблем не доставляет твое отсутствие. А если кроче тыкания в клавиатура человек как личность ничего не представляет — идите дома, бойтесь.

Михаил -> Вся здоровая молодежь военнообязана. И молодежь с познаниями в программировании — такие же парни, ни чем не лучшие тех, кто силен в других отраслях.


Михаил Фленов

Вся здоровая молодежь военнообязана. И молодежь с познаниями в программировании — такие же парни, ни чем не лучшие тех, кто силен в других отраслях.

Ничего не имею против. Проблема просто в том, что после таких слов Шойгу отношение в военкоматах к программистам будет немного другое. Партия сказала, что нужны программисты


Wenfri

2ArtProg
Вы наверно не служили, поэтому в вас есть уверенность того, что нужно быть личностью в армии. На самом деле в армии все равны и сослуживцы очень не любят когда кто-то просто сидит за компом, в то время когда они гниют в вечных нарядах  или на уборке территории.
Когда я служил, у нас ненавидели всех тех, кто пытался чуток продвинуться по службе или облегчить себе службу. Если вы не в курсе, то большая часть солдатского состава только и делает что круглыми сутками драят казарму, убирают территорию и роют окопы. Поверьте, заниматься этим каждый день крайне надоедает и ты начинаешь ненавидеть тех, кто прохлаждается за компом или сидит в штабе.
Остальная малая часть солдатского состава, те кто на что-то пригоден — находятся в автопарке, на боевом дежурстве или сидят за компом. Вот их как раз ненавидят за это.
И да, я не косил от армии, а честно пошел служить (vr-online.ru/forum/snova-v-stroju-ili-zhizn-posle-armii-6901). И я отлично знаю как живется в армии тем, кто пытается выделиться из толпы.
Кому интересно узнать что-то про армию, можете написать мне на почту  [email protected]


Wenfri

Проблема просто в том, что после таких слов Шойгу отношение в военкоматах к программистам будет немного другое


Честно говоря, я даже не знаю зачем в армии нужны программисты. Все задачи, которые можно сделать на компе, достаточно примитивны и не нужно особых навыков.
При всем уважении к Шойгу (я а я его уважаю пока), армию нужно давно модернизировать, а не перешивать погоны с груди обратно на плечи. Это все мелочи. В армии нет хорошей боевой подготовки. Я служил в ОсНазе ГРУ, а у нас было только пару занятий по рукопашному бою. Я уже не говорю о том, что  давно украли все тренажеры для обучению прыжков с парашюта.
Военкоматы ничего не решают, они только обещают много, но на самом деле все решает «покупатель», который берет пачку личных дел не глядя и ему совершенно по барабану с высшим образованием призывник или с 7-ю классами.

Сергей

Интересно, а какие там будут ограничение по здоровью, если требования будут ниже и будут снижены физические нагрузки, то набрать можно будет много программистов.


Wenfri

2Сергей
Думаю что сначала будут набирать несмотря на категорию годности, примерно до Б3.
Насчет снижения физнагрузок не уверен, так как если часть будет уставная (а она такой будет), то солдат ожидает полтора часа утренней зарядки, потом перед обедом 40 минут, и перед ужином еще 40 минут физических упражнений.
Я устав плохо знаю, но кажется по уставу столько положено физических нагрузок.


Сергей

2Wenfri

Я скорее имел ввиду категорию В. Которая является военнообязаной, но при этом обычную службу не проходит по здоровью


Overdrive

2ivan я тебя умоляю, без армии нельзя сделать карьеру в гос учреждениях? Глупость, это касается только силовых структур. Да и то, это все легко исправляется и решается с помощью денег. Если ты полезешь в политику, деньги явно будут. И этот вопрос решить будет стоить копейки. Сделаютвоенник типа служил и служить не придется. У нас в городе это стоит около 200 тысяч.

Вот от того видимо ракеты и падают, что пишут студенты которые попали в армию =)


Overdrive

2Wenfri примитивные задачи и зачем там программисты?
А ты не думал, что военное оборудование или техника это не только железо, а комплекс который включает в себя программные средства. И я думаю там программы по сложностью и объему и надежности могут быть поболее чем очень крупное и сложное по на предприятиях.
Только кому это все программировать, когда дефицит специалистов.


Wenfri

2Overdrive
И что с этого? Думаешь срочник или контрактник напишет какую-нибудь программу и потом она будет использоваться на военных компах?
Если кто не в курсе, то все военные программы пишутся по заказу министерства обороны, например у нас были программы, написанные компанией Вентур-А.
Даже если солдат хороший программист и напишет программу, то ее все равно не будут использовать на военных компьютерах, потому что вся военная техника считается секретной, даже если такой не является. И чтобы какая-то программа, написанная срочником стала использоваться на на военных компах, нужно получить разрешение от министерства обороны. А это нереально.
К тому же, какие программы в армии требуются? Новый калькулятор подсчета дней до дембеля? Да их и так полно у каждого солдата.
Я даже не знаю что еще могут напрограммировать программисты в армии, когда все вооружение старое и давно не обновлялось. Вот когда появятся новое вооружение, тогда будет другой разговор. При этом нужно учитывать, что когда поставляется новое вооружение, то все программы уже включены и ничего не требуется допиливать.
Так вот вопрос: зачем в армии еще программисты, когда программы пишут на производственных предприятиях, которые поставляют оборудование?


Черный Дембель

Только кому это все программировать, когда дефицит специалистов.


Так пускай программируют те, кто за это деньги получает — разные начальники служб автоматизации и прочих профильных, хорошо не начальники — инженеры всякие — офицеры — «профессионалы».
Как правило ситуация такова: есть ряд служб — АУВ, ИВЦ и пр. — офицерского состава — немало, и хорошо если есть среди них есть хотя бы один специалист.
Решать поставленные задачи эта публика в современных условиях просто не в состоянии.
Вот для этого и нужны «программисты».

Я например знаком с одним инженером по информационной безопасности, который понятия не имеет о безопасности, или еще с одним на такой же должности, который вообще компов боится, чес слово. Майоры между прочим.
Угадайте кто в такой обстакановке тащит службу? Да любой кто назовется клизмой.
Вот для этого и нужны "программисты".

А армия никуда не денется, какие бы дилетанты там не служили. Такова селява.


Черный Дембель

но если они будут жить в казармах, как и все, то от дедовщины они никуда не денутся

Какая к черу дедовщина? Всего один год службы. Вопрос только в наличие адаптивных навыков.
Разумеется если вы до призыва только и делали что сидели за компом, будет непросто.

И что с этого? Думаешь срочник или контрактник напишет какую-нибудь программу и потом она будет использоваться на военных компах?


Информация к размышлению:
В свое время в процессе службы по контракту написал не одну программу (ничего глобального, решали локальные задачи).
Но когда одна из них стала вполне «неузко» «использоваться на военных компах» и мне поставили задачу написать самому себе ТЗ на разработку этой самой программы (вопрос копирайта), это на мой взгляд было уже сверхнаглостью (руководству — ордена, мне — спасибо, ну в лучшем случае очередная медалька).

Вот для этого и нужны "программисты".


ArtProg

Wenfri -> Зря утруждал себя рассказом об армии, т.к. я служил. И некоторую часть времени проводил в штабе и канцелярии. Но это никак не сказалось на моих отношениях с моим призывом. Тебе видимо не повезло с коллективом.


Wenfri

Извиняюсь, опечатка небольшая: программы были от компании Вентур-М.


Wenfri

Какая к черу дедовщина? Всего один год службы.


Вы наверно служили в части, которая находится в черте города? Конечно же в шоколадных войсках детский сад.
А я служил далеко от дома, в Приморском крае, там куда никогда не заезжает начальство из министерства обороны. Вот там не было детского садика и пацаны себе вены резали, так как не выдерживали издевательств. Наберите в гугле «в/ч 24776 барабаш» и почитайте на досуге.
Когда меня перевели в разведку, я увидел настоящую дедовщину с табуретками и прочими «ударами в душу дужками от кровати». И вы говорите что дедовщины нет. Ее нет там, где родители солдат могут наведываться в гости к руководству части.

Разумеется если вы до призыва только и делали что сидели за компом, будет непросто.


С физо у меня все в порядке, иначе бы я не попал в разведку.

В свое время в процессе службы по контракту написал не одну программу (ничего глобального, решали локальные задачи).


Я подозреваю что вы служили в РВСН? Может быть я ошибаюсь, но больше я не могу предположить в каких войсках требуются дополнительные программы, помимо тех что идут в винде.

2ArtProg
Если не секрет, где и в каких войсках служили?

Тебе видимо не повезло с коллективом.


Наоборот, я очень скучаю по сослуживцам и лучший друг — это армейских друг.

Сергей

Так получилось, что отбыл каторгу в количестве 2 лет в своё время. И имел специальность на тот момент радио-механик (уровня ПУ). Когда прознали про мою специальность в армии — носили на руках( в те лихие годы комп был в диковинку — самое большое счастье было вставить в маг кассету с игрой…). То посмотри усилок, то у комбата телек барахлит и т.д. На прыжки ( служил в ВДВ ) отпустили со скандалом. Но к чему я это всё. Я согласен с вышесказанным что в армии это НЕ НАДО. Просто Владимир Владимирович или скорее Дмитрий Анатольевич пустил мульку Шойгу, что мол давай передовые технологии в войска. И что будет? Нормальный кодер сапогом не станет. Это построения, смотры, будешь состоять на учёте у местного ФСБ- эшника, который ещё и заставит стучать. Показуха. Да и действительно, что он будет делать? Чистить от вирусов компы у командного состава или создавать странички в ВКонтакте детям офицеров? Моё мнение идея затухнет не стадии формирования личного состава. Замнут так сказать для ясности.


Станислав

Программистам в армии делать не чего. Хотите мозги в армии, предоставляйте условия…


Предоставить условия это мала сказано. Не 1-н программист не раскажет и не скажет что он может. Темболее в Русской армии.  


Программисты-воины начнут призываться с 5 июля

Замечательный пятничный литдыбр: Минобороны России начинает «большую охоту» на программистов, заканчивающих обучение в гражданских вузах, чтобы привлечь их в спешно создающиеся ныне «научные роты»:

«Мы начинаем „большую охоту“ на программистов. Охоту в хорошем смысле этого слова, потому что это продиктовано тем объемом программного продукта, который необходим армии в ближайшие пять лет», — объявил министр обороны генерал армии Сергей Шойгу сегодня в четверг в Москве на встрече с ректорами вузов и общественностью.

Практическая реализация проекта «Научные роты» начнется в российской армии 5 июля 2013 года, 50% времени военнослужащие этих подразделений будут заниматься научной работой по задачам Минобороны РФ, в частности, созданием «нового программного обеспечения для нужд российской армии».

Программирование будет осуществляться на фоне всего остального чисто армейского шухера:

«Конечно, они будут получать военную подготовку: стрелять, вставать в 06:30 утра, делать физическую зарядку, учиться, в том числе ходить строем», — сказал С.Шойгу.

Что это значит — сейчас объясню очень кратко под катом.

Army Driven Development (ADD)

Суть ADD проста — программисты нынче дорого стоят, поэтому идея военных как всегда вполне социалистична и для них типично прямолинейна: ну, так мы их забреем, и будут они родимые забесплатно нам говнокодить… это по ночам. А днём — Родине долг отдавать надо, а как же иначе? Раз не можем заплатить — прикуем к пулемету.

«Научные роты»™ — это наша Родина так креативит, сынок. Я бы назвал это временно узаконенным рабством для молодых программистов. Будут базы создавать там всякие по учёту портянок, SQL-ить на этой почве, эх… вот как сигналит компьютерщик из глубины российской армии про т.н. «армейских хакеров»:

Как получить должность хакера? По опыту ничего специально делать для этого не надо. В армии даже сейчас очень мало хотя бы мало-мальски технически грамотных солдат, не ожидал. Я никогда ничего не делал, чтобы попасть в штаб, но всё равно быстро там оказывался. Просто не скрывал, что «умею печатать в ворде».

Я, как бывший военный штабной программист ВДВ (чё, не знал, что бывают такие?), скажу как на духу честно — лучше быть обычным салдафоном, если в армию вдруг занесло каким-то духом. Ибо такой хакер ничего более, чем дополнительных обязанностей и задач иметь не будет.

И Шойгу не зря специально подчеркнул, что «они будут проходить всю обычную строевую подготовку», ибо в реальном мире я как никто другой хорошо знаю, что это значит: пока всё остальные спят, ты будешь «писать программы», а в остальное время — будешь бегать вместе со всеми другими.

Это и есть Army Driven Development (ADD) или примерная модель будущих «Научных рот»™.

Туда лучше не ходи

В заключение, молодежь, мой вам совет: всегда мотайте отрицательно головой, если у вас спрашивают что-то типа «умеешь ли лабать на компьютере?». В армии про компьютеры лучше забыть, это я уже серьёзно говорю. Тем более если в российской, да.

Вспоминая об армии, это конечно философский вопрос «что лучше»: смотреть в окно на других, которые, например, подметают плац ломиком (реальное дело, если офицерам делать нечего), или самому набирать 100 страничный доклад «как наши корабли бороздят окраины вселенной», сидя при этом сутки напролёт за VGA-монитором (зато при компьютере, и, возможно, интернете).

«квадратный сугроб» или «кантик» — снег лежит в точном соответствии с уставом. «А что не параллельно и не перпендикулярно, то — валяется.»

Послесловие

Меня это всегда вырубало — кругом дикий капитализм, везде нужно платить буквально за всё что шевелиться, а вот есть такая уникальная плоскость нашего бытия, где всё осталось по-старому, по халявному, по-советски — это армия. Тут социализм ещё в самом соку — «Научная рота», «отдать долг Родине», «умереть по первому зову Родины»… «двойные стандарты» какие-то, не иначе.

P.S.: К этому (ниже) должен стремиться каждый будущий российский солдат, особенно, если он будущий программист, и в этом вся суть нашей военной реформы и общей непобедимости:

Update

Глава военного ведомства Сергей Шойгу поручил разыскать и пригласить молодых людей в научные роты в четверг, сразу после того, как команда программистов Петербургского университета информационных технологий, механики и оптики в очередной раз победила в ЧМ по командному программированию среди студентов.

Журналисты поспешили взять интервью у декана факультета информационных технологий и программирования ИТМО Владимира Парфенова, где учатся финалисты чемпионата мира,

«Программисты — люди специфические, они и в банки-то неохотно идут работать, поскольку банк — структура, близкая к армейской, а программисты хотят свободного полета творчества.

Он отметил, что талантливые специалисты, участники мировых чемпионатов получают множество выгодных предложений по работе от ведущих российских и зарубежных компаний. Имея такие предложения, вряд ли они пойдут в армейские роты, да и кто там будет ими командовать, не офицеры же», — полагает Парфенов.

Предложение вузовского сообщества было благоприятно воспринятое российским оборонным ведомством, и предполагает привлечение студентов для выполнения «научных работ» по заказу оборонного ведомства, что будет засчитываться учащейся молодежи в качестве прохождения срочной службы в армии.

Куда же роты из всех этих айтишников направят? — Минобороны создаст отдельный род войск по борьбе с киберугрозами.

~

Ссылка-довесок по теме: впрочем, выход же он всегда есть. Даже как человек сам честно отслуживший, ответственно заявляю: делать там нечего, в самом лучшем случае — это просто год потерянного времени (худшее обсуждать здесь мы лучше не будем, ладно?).

Ну, а если мсье знает толк в извращениях — вот представители Минобороны отвечают на типичные вопросы о службе в научных ротах. Лично я не стал бы к этому уж слишком серьёзно относиться — я когда в штаб шёл служить, мне тоже много всякой фантастической фигни рассказывали и обещали…

Как наши технари в армии служили / Блог компании uKit Group / Хабр

У нас в команде кто-то ходил в аспирантуру, кто-то на военную кафедру, кому-то служить не позволили здоровье или другие обстоятельства. Короче, служили трое.

Что интересно, все трое вместо обычных армейских баек и страшилок рассказывают, как служба помогла им прокачать айтишные и околоайтишные навыки. Верстальщик, например, научился чинить технику. Сисадмин стал стрессо- и отказоустойчив. А джуниор понял, что по жизни хочет заниматься веб-разработкой.

“У вас неправильные полигоны на танках”, или судьба верстальщика




Наглядное пособие, как спрятать рояль в кустах.

Жора явился в военкомат сам, когда в ИТ-колледже его не допустили до сдачи диплома. Верстку он уже выучил, служить считал своим долгом, а терять год после учебы не хотел.

За права на вождение грузовика и отменное здоровье парня определили служить водителем-механиком танка. Занятия на полигоне шли по несколько дней в неделю, а в перерывах Жора был компьютерщиком в штабе.

“Когда я только попал на службу, то считал, что хорошо владею офисным и графическим ПО. Как же я ошибался! В армии вся работа за компьютером происходила по принципу “есть задача => делай, что хочешь, но сделай” — то есть, с любым ремонтом и любым ПО надо было разобраться с нуля и влет”.


Жорин кабинет был на заглавной картинке, а это — танкодром, где он проводил остальное время.

Первые полгода прошли в учебной части: там был комп с одноядерным процессором (1.3 ГГц), 512 мегабайтами оперативки и Windows XP.

“Казалось бы, для делопроизводства нормально. Но комп лагал невыносимо. Проблема выяснилась быстро: каждые полгода за него садился новый человек и оставлял свой программный мусор. Программную чистку, чистку реестра на нем не проводили с момента покупки. Я сел, разобрался и все сделал. В механическом плане тоже пришлось повозиться: кулеры забились клочьями пыли, термопаста давно высохла”.

А вот в боевой части все было по-правильному с самого начала, потому что Жора работал на ноутбуке своего капитана.

“Командир роты купил технику на свои, и за ноутбуком я следил пристально: как механически, так и программно. Даже приобрел модем и выходил в интернет, чтобы обновлять операционку и все ПО”.


Жорин танк стреляет ночью.

В общем, за год службы Жора просто колоссально поднял свой уровень работы с программным обеспечением и техникой. И про танки тоже многое узнал: например, чтобы холодная машина поехала при -30, нужно прогревать ее полчаса.

“Родина вас не забудет, но чтобы поспать осталось два часа”, или становление сисадмина

Володя попал в армию, потому что днем вместо учебы тянул интернет по квартирам, а вечером подрабатывал оператором в колл-центре. В итоге, в институте пришлось взять академ. Следом за академом пришел аэродром:

“Мы попали на место службы зимой, и как-то снега навалило столько, что нас подняли ночью — откапывать фонари на взлетно-посадочной полосе. А ВПП — это пять километров и штук 500 фонарей”.


Сам фонарик небольшой, но также надо расчищать снег в радиусе нескольких метров от него.

В пять утра наш прапорщик сказал: “Товарищи солдаты, Родина вас не забудет. До завтрака осталось 2 часа — вот, можете поспать”.

На пути к казарме Володя решил: дальше ты либо с лопатой, либо с бумажками. Уже через месяц он занимался в батальоне делопроизводством. Так у него появилась своя комнатка с тремя компьютерами. Локальную сеть между ними он протянул сам.


Сами машины мало отличались от тех, что стояли в часть у Жоры.

Не спать по ночам по-прежнему приходилось: например, во время учений, когда за несколько часов нужно было с нуля освоить редактор Visio для Windows и сделать в нем схему приема сигналов от других войсковых частей.

Заправить картриджи, установить программы без флешки и CD-rom’ов (по требованиям безопасности) — все это тоже было, в любое время. Это вырабатывало стрессо- и отказоустойчивость, а заодно приносило бонусные увольнительные и железо для “своих” машин.


Иногда вместо ужина Володя оставался, чтобы апгрейдить свой компьютер.

Опыт настройки компьютеров, рабочих мест и оргтехники пригодился на гражданке. Вернувшись и восстановившись на вечернем, Володя стал искать работу помощником сисадмина. Но мы взяли его сисадмином сразу. Потому что толковый.

Ракетная шахта в Ростове или выбор джуниора

Вадим закончил ИТ-колледж и успел поступить в вуз, но повестка уже ждала и пришлось брать “отпуск в армию”.

Служил он практически в центре родного города: на территории артиллерийского училища была ракетная шахта в натуральную величину, точная копия центра управления, муляжи ракет.


Вот это все Вадим протирал тряпочкой, тестировал и настраивал, прежде чем в учебный модуль запускали курсантов-ракетчиков.

“Меня брали в основном на физические работы. Но как-то подошел офицер: “Компьютерщик же? У нас Call of Duty лагает”.

С тех пор, если что настроить, починить или на компьютере сделать — звали. Но это было редко. О том, что парень айтишник, всерьез вспомнили только перед дембелем. Предложили остаться по контракту в отделе внутренней безопасности и защиты государственной тайны. “Я подумал — а почему нет. Стабильность, льготы, обучение”.

Оказалось, что кандидатуру будут рассматривать почти год. Вадим вернулся домой, стал ждать и вспоминать выученный в колледже C# и самостоятельно освоенный JavaScript. В итоге, победила страсть к веб-разработке. Вадим сходил на собеседование к нам и забыл о карьере военного.

P.S. В общем, звание «компьютерщика» и тяга к практическим знаниям, они везде выручают. А вы как провели время до 27 лет?

О научных ротах программистов / Хабр

Здравствуйте. По следам поста «о кибервойсках» хотелось бы рассказать народу о научных ротах программистов. В интернете на эту тему есть некоторая информация, но я решил написать эту статейку, чтобы расставить точки (почти все) над i.

Сразу хочу обратиться ваше внимание на то, что я не являюсь официальным представителем министерства обороны. Поэтому вся информация, которую вы найдёте здесь, может оказаться неточной или недостоверной.

Узнал я о научных ротах программистов в начале июля сего года, однако, не новостные сайт просветили меня по этому вопросу. Дело в том, что в моём ВУЗе как раз в то время прошла встреча студентов с представителями минобороны (инициированная последними). Собственно, содержанием именно этой беседы я хотел бы поделиться с обитателями хабра.

За несколько дней до прибытия делегации, на сайте факультета появилась соответствующая информация. Мне, как любителю военной техники, стало любопытно, и я решил прийти. На встречу пришло довольно мало народа, что легко объясняется временем проведения — большая часть ребят уже успела разъехаться. В итоге нас набралось человек десять. Министерство представляли два человека в форме ВМФ: один из них представился как контр-адмирал, а звание второго я не запомнил (или не узнал). Большую часть беседы мы задавали вопросы, а военные на них отвечали, поэтому я попробую сделать так же.

Для чего создаются научные роты программистов?
Если кратко, то руководство страны решило наверстать наше отставание в информационных технологиях от других стран (таких как США). В частности, одним из проектов является перенос деятельности министерств на цифровую основу и создание некой собственной сети для связи всех узлов управления страной. Проект очень масштабный, и, насколько я понял, в первую очередь призван улучшить обороноспособность страны. Контр-адмирал, например, сравнил его с созданием атомной бомбы СССР.

Почему именно сейчас?
Вот так вот вышло. В качестве слухов и сплетен: есть информация, что за несколько дней до этой беседы президент провёл совещание, по результатам которого было спешно принято решение о создании научных рот.

Кого берут в научные роты программистов?
В первую очередь это выпускники ВУЗов и магистранты (на счёт аспирантов не уверен). Теоретически, тот, кто закончил летом третий курс, так же может записаться, но тогда ему придётся предоставить некую рекомендацию от научного руководителя, мол тоже не дурак. Интересно, что допускается возможность участия в этом проекте граждан других государств. В первую очередь это касается Беларуси, как союзного государства.

Чем будут заниматься в этих ротах?
Сразу стоит сказать, что участие в этом проекте означает прохождение воинской службы. Соответственно, если человек не служил, то это отличный шанс совместить приятное с полезным.
Заниматься придётся в первую очередь научной деятельностью. Т.е. сначала вы пройдёте курс молодого бойца, дадите присягу, а потом уже начнёте делать непосредственно то, ради чего всё это и затевалось. Никто не будет заставлять бегать по плацу в сапогах и заниматься чисткой туалетов. Фактически, вы будете ходить на работу как обычный гражданский, но в то же время будете являться военнослужащим.

Берут всех желающих?
Нет, далеко не всех.
Во-первых существует строгий отбор. Точными цифрами не владею, но из огромного количества желающих (несколько тысяч человек) в роты возьмут только несколько сотен. При отборе будет учитываться как научная подготовка, так и заинтересованность.
Во-вторых человек должен элементарно подходить для службы. Т.е. лиц старше 27 лет вряд ли возьмут, да и минимальная физическая подготовка необходима. К слову, есть некоторые проблемы с теми, кто учился в своё время на военной кафедре. Это связано с тем, что такой человек уже имеет звание (лейтенант запаса, если я не ошибаюсь), а научные роты можно рассматривать как призыв на срочную службу.
Но все проблемы решаемы, особенно если у человека есть желание (контр-адмирал говорил, что всё это можно пересмотреть).

Набирают только программистов?
Нет, набирают самых разных специалистов, даже психологов. Предположу, например, что в числе решаемых задач будет моделирование и прогнозирование геополитической обстановки, так что место много кому найдётся.

Сколько времени продлится служба?
Служба продлится год. Первый месяц вы проходите КМБ, после чего принимаете присягу. Следующие два месяца вы будете искать пути решения выданной вам задачи. Если ваш путь устраивает научного руководителя (будет приставлен к вам уже на месте прохождения службы), то можно приступить к выполнению задачи, а каждый следующий месяц отчитываться о проделанной работе.

А что будет, если у меня не получится/я не захочу?
Если у вас что-то не выходит, то всегда можно обратиться к научруку. В любом случае за это наказывать не будут =) Если же вы изъявляете нежелание продолжать научную деятельность на благо Родины, вас, вероятно, просто отправят в другую часть для прохождения уже обычной срочной службы. При том выбор части остаётся за начальством. Таким образом, если всё хорошо, то сидеть вам в каптёрке, а вот если имели место случаи нарушения дисциплины, то могут отправить служить куда подальше и в часть похуже.

Какие условия на месте службы?
Обещали, что всё будет на уровне. Не люкс, конечно, но и в казарме жить вы не будете. Собственно, из-за проблем с жильём количество набираемых рот сократилось.

А у меня жена/дети?
Эти проблемы тоже называли решаемыми. Если вы уже успели обзавестись супругой, то, вероятно, ей тоже предоставят жильё. Касательно детей ничего не могу сказать.
Вообще, судя по тому, что говорили представители минобороны, можно было понять, что они готовы решать проблемы научных работников. Главное чтобы последние усердно делали свою работу.

А что с секретностью?
Уровень допуска позволит выезжать за границу. Так же некоторые вещи вы сможете обсуждать со своими друзьями, но, конечно, это всё будет регламентировано.

Что мне за это будет?
Рассчитывать на какое-то денежное вознаграждение вряд ли приходится, однако обещали какие-нибудь бонусы (да, да, всё туманно).

Когда нужно (было) дать ответ?
На тот момент для принятия решения у сомневающихся было всего пол дня, от силы сутки. Военные высказывали сожаление о том, что нет больше времени на раздумья, но так случилось. Получили приказ и приступили к выполнению.

Будут ли ещё наборы в научные роты?
Не известно. Это эксперимент, и какие результаты он принесёт — не ясно. В зависимости от этих самых результатов, набор в следующем году могут как увеличить, так и вовсе убрать.

Ну вот и все вопросы, которые мне вспомнились.
Если у Вас есть свои вопросы, то задавайте их в комментариях — попытаюсь ответить.
В завершение могу сказать, что считаю эту возможность отличным вариантом. Если бы я соответствовал критериям, сам с удовольствием записался бы. Где ещё предложат заниматься любимым делом на благо Родины, да ещё и службу в армии проходить?

UPD: вот нашёл в комментариях к посту «о кибервойсках» следующие слова:

Комментарий
enotys
Я в этом году закончил магистратуру СПб НИУ ИТМО по специальности информационная безопасность. Разумеется стал вопрос служить или не служить. Буквально за 2 дня до окончания весеннего призыва — 13 июля (призыв до 15 июля). В ИТМО пришел какой то генерал, который был ответственный именно за набор в эти «легендарные» кибервойска. Там было, что то типа дня открытых дверей. Сам не мог присутствовать т.к. работал, но вот что мне рассказали.

Вопрос:
Магистратура НИУ ИТМО КТиУ
Вниманию тех, кто:
1. Умеет программировать.
2. Годен (можно ограниченно) к воинской службе.
3. Не проходил военную кафедру.
4. Хочет поработать год в Москве при министерстве обороны, и это зачтется в качестве срочной службы

Можно ли где нибудь узнать подробности этой программы? Есть ли там какая то з.п.? Какие языки и технолигии нужно знать? Как решается проблема с проживанием в Москве? Будет ли 40 часовая рабочая неделя или это как срочная служба?

Ответ:
Герман Криммель
Сергей, жильё предоставляет мин. обороны(я так понял что-то вроде казармы), зарплата это денежное довольствие солдата. Фактически это служба в армии, но вместо рытья окопов и строевой ходишь на работу. Говорят даже можно не носить форму и не брить голову. Но там ещё не совсем всё ясно, что и как — завтра только будет директива, которой и будет регламентироваться служба. Примерно так.

После этого написал в письмо в Министерство обороны. вот уже 3-ю неделю жду ответа. Как ответят обязательно поделюсь информацией. Попутно собираюсь узнать через знакомых занимающихся призывом. Мне просто кажется вакансии при министерстве обороны и кибервойска — это слегка разные вещи.


Это, собственно, в подтверждение того, что по плацу там никто гонять не будет.

Вакансий специалиста по информационным технологиям (25B)

СВЯЗАТЬСЯ

Карьера и работа Преимущества
  • Об армии
  • Карьера и работа
  • Преимущества
  • Образ жизни
  • Родители и семья
  • АВТОРИЗОВАТЬСЯ
  • РЕГИСТР
  • ПРИМЕНЯТЬ
  • КАК ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

СВЯЗАТЬСЯ

Об армии Что такое армия?
  • История
  • Структура и организация
Служба в армии
  • Служи своим путем
  • Типы солдат
Транспорт и оборудование
  • Оружие
  • Самолеты
  • Танки и боевая техника
  • Машины поддержки
  • Шестерни
Расположение сообщений Звания и знаки отличия
  • Звания
  • Знаки отличия
Виртуальный тур Карьера и работа .

Армейские программы и требования ROTC

СВЯЗАТЬСЯ

Карьера и работа Преимущества
  • Об армии
  • Карьера и работа
  • Преимущества
  • Образ жизни
  • Родители и семья
  • АВТОРИЗОВАТЬСЯ
  • РЕГИСТР
  • ПРИМЕНЯТЬ
  • КАК ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

СВЯЗАТЬСЯ

Об армии Что такое армия?
  • История
  • Структура и организация
Служба в армии
  • Служи своим путем
  • Типы солдат
Транспорт и оборудование
  • Оружие
  • Самолеты
  • Танки и боевая техника
  • Машины поддержки
  • Шестерни
Расположение сообщений Звания и знаки отличия
  • Звания
  • Знаки отличия
Виртуальный тур Карьера и работа Помощь в выборе карьеры
  • Исследователь карьеры в армии
  • По навыкам и интересам
Поиск вакансий и вакансий Наука, технологии, инженерия и математика
  • Наука
  • Технологии
  • Инженерное дело
  • Математика
Специализированная карьера
.

Просмотр вакансий и карьеры в армии

СВЯЗАТЬСЯ

Карьера и работа Преимущества
  • Об армии
  • Карьера и работа
  • Преимущества
  • Образ жизни
  • Родители и семья
  • АВТОРИЗОВАТЬСЯ
  • РЕГИСТР
  • ПРИМЕНЯТЬ
  • КАК ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

СВЯЗАТЬСЯ

Об армии Что такое армия?
  • История
  • Структура и организация
Служба в армии
  • Служи своим путем
  • Типы солдат
Транспорт и оборудование
  • Оружие
  • Самолеты
  • Танки и боевая техника
  • Машины поддержки
  • Шестерни
Расположение сообщений Звания и знаки отличия
  • Звания
  • Знаки отличия
Виртуальный тур Карьера и работа Помощь в выборе карьеры
  • Исследователь карьеры в армии
  • По навыкам и интересам
Поиск вакансий и вакансий .

Как стать офицером

СВЯЗАТЬСЯ

Карьера и работа Преимущества
  • Об армии
  • Карьера и работа
  • Преимущества
  • Образ жизни
  • Родители и семья
  • АВТОРИЗОВАТЬСЯ
  • РЕГИСТР
  • ПРИМЕНЯТЬ
  • КАК ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

СВЯЗАТЬСЯ

Об армии Что такое армия?
  • История
  • Структура и организация
Служба в армии
  • Служи своим путем
  • Типы солдат
Транспорт и оборудование
  • Оружие
  • Самолеты
  • Танки и боевая техника
  • Машины поддержки
  • Шестерни
Расположение сообщений .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Theme: Overlay by Kaira Extra Text
Cape Town, South Africa